Апокалиптическая логика прогрессивизма

 Если колесо истории, государство, движется вперед, к Царствию Небес­ному, то в течение всего времени, когда «противник» берет верх, мы движемся в метафизически неверном направлении. Это становится особенно явным, ког­да средства массовой информации описывают социалистические реформы как «шаг вперед», а рыночные реформы - как «движение в обратную сторону» или «стремление повернуть время вспять». И когда противники прогресса стоят у руля слишком долго, призывы левых «снести все это до основания» стано­вятся все громче и громче.

Другими словами, апокалиптические страсти конца 1960-х годов, по мне­нию Джона Джудиса, разгорелись не только в результате крушения иллюзий после убийства Кеннеди и неудач либеральной политики «Великого обще­ства», но и как следствие подавления религиозности, которая всегда была при­суща прогрессивизму в целом. Упорные реформисты получили шанс; теперь пришло время действовать под лозунгом «Жги, детка, жги!».

Тем не менее 1960-е годы - это не только «огонь на улицах», как и фран­цузская революция не только террор. Громоздкий бюрократический аппарат, предназначенный для «рационализации» экономики, обеспечил рабочими ме­стами больше якобинцев, чем гильотина за все время ее существования. Про­будившийся реформаторский дух звал в «великий поход против институтов власти». Кампания Ральфа Нейдера по защите интересов потребителей стар­товала в 1960-е годы, как и современное экологическое движение. Книга Бет­ти Фридан «Мистика женственности» (Feminine Mystique) была опубликована в 1963 году. Стоунуоллские бунты, которые положили начало движению за гражданские права гомосексуалистов, произошли летом 1969 года. Грань меж­ду формальной религией и прогрессивной политикой снова оказалось размы­той до неузнаваемости. Религиозных лидеров «основной» церкви снова соб­лазнила радикальная политика