Благородный фашизм

Но Флинн понимал, что, даже если Америке придется пойти по анало­гичному пути, он не обязательно должен быть таким ухабистым. Он предска­зал, что вполне может оказаться «очень благородной, изысканной и приятной разновидностью фашизма, которую просто невозмож­но назвать фашизмом вследствие ее добродетельности и вежливости». Уолдо Фрэнк сделал аналогичное замечание в 1934 году: «Национальная администрация восстановления - это начало американско­го фашизма. Но в отличие от Италии и Германии демократический пар­ламентаризм доминировал в англосаксонском мире на протяжении поко­лений; это родовой институт. Соответственно в Северной Америке или Великобритании не следует ожидать такого фашизма, который будет прене­брегать демократическим парламентаризмом вместо того, чтобы развивать его и использовать. В Соединенных Штатах фашизм может развиваться настолько медленно, что большинство избирателей просто не будут знать о его существовании.

Настоящие фашистские лидеры не будут походить на нынешних подражателей немецкого фюрера и итальянских кондотьеров, щеголяющих в серебряных рубашках. Это будут рассудительные господа в черных костюмах - выпускники лучших университетов, ученики Нико­ласа Мюррея Батлера и Уолтера Липпмана»Я думаю, ясно (если мои аргументы убедили вас), что фашизм - это часть либерального мировоззрения. И эти выводы справедливы. Мы долго шли к рабству, возможно, мы и сейчас идем по этому пути, но не воспринимаем его таким образом. Возникает вопрос, почему здесь должен быть именно «хороший» фашизм, а не худшая его разновидность? Мой собственный ответ: в силу американской исключительности. Именно это имеет в виду Фрэнк, когда говорит, что демо­кратия в Америке признается «родовым институтом». Американская культура замещает наши правовую и конституционную системы. Это наша самая на­дежная защита от фашизма.