Европейский классический консерватизм

На сегодняшний день версия 1960-х годов в изложении либеральных левых примерно настолько же достоверна, как и воспоминания Невилла Чемберлена о Гитлере как о «мирном человеке». Страстные желания и стремления «новых левых» слабо отличались от целей представителей обновленного американи­зированного варианта, того, который мы называем. Своими фильмами - от «Беспечного ездока» и до «Джона Фицджеральда Кеннеди», Голливуд пытается сказать нам, что, если бы силы реакции не убили своих хорстов весселей, мы жили бы сегодня в лучшей, более справедливой и более толерантной стране. И если бы нам удалось «загореться» надеждами и устремлениями тех ранних радикалов, «то, что могло бы быть», превратилось бы в «то, что еще может быть».

Это жизненная ложь левых. За­падная цивилизация была спасена, по крайней мере на некоторое время, когда варвары потерпели поражение в начале 1970-х годов. Мы должны не только радоваться нашей, пусть небольшой, победе, но и быть бдительными, чтобы суметь сохранить ее для потомков. Такая бдительность невозможна без понимания основ, на которых зиждет­ся современный либерализм, а это, в свою очередь, требует еще одного взгляда на 1960-е годы - на этот раз сверху вниз, поскольку, когда радикалы на улицах требовали еще большей власти, прогрессивисты, которые уже были у власти, тоже делали свое дело. Вполне объяснимо, что 1960-е годы воспринимаются как поворотный мо­мент в нашей истории из-за резких перемен, многие из которых были совер­шенно неожиданными (и в некоторых случаях к лучшему).

Но для событий этого десятилетия была характерна и преемственность. Когда Кеннеди сказал, что факел был передан новому поколению, в немалой степени он имел в виду новое поколение прогрессивистов. Эти мужчины (и некоторое количество жен­щин) были преданными продолжателями проектов Вильсона и Рузвельта. Ког­да факел передают, меняется бегун, но гонка остается прежней Из следующей главы вы узнаете, как Джон Ф. Кеннеди и Линдон Б. Джон­сон продолжили поиски либеральных идей, начатых Вудро Вильсоном и его прогрессивными соратниками, поиски, результатом которых должно было стать заботящееся обо всем, всемогущее, всеобъемлющее государство, госу­дарство, которое берет на себя ответственность за каждый желаемый результат и принимает вину за каждую неудачу на пути к утопии, государство, которое в итоге заменяет Бога.