Фашистские тенденции в политике Америки

Когда  в предыдущей главе «все мы теперь фашисты»,  невозможно полностью избавить нашу культуру от токсинов фашизма. По правде говоря, это не повод для беспокойства. и некоторая доля фашизма, так же как некоторая доля национализма или патернализма, не угрожает нашей жизни. Более того, такую незначительную примесь фашизма вполне можно считать нормальной. Но та­кие вещи отличаются тенденцией к увеличению, потенциалом для роста, кото­рый может быстро стать смертельным.

Таким образом, по просьбе читателя, который спрашивает: «А как насчет Буша, а как же консерваторы?» - в заклю­чение я хотел бы остановиться на фашистских тенденциях, которые существу­ют сегодня в правом политическом лагере Америки. В этой книге я сосредоточился на тоталитарных левых тенденциях. Этс было важно вследствие укоренившейся догмы, согласно которой фашизм яв­ляется правым. Но поскольку жажда общности живет в человеческом сердце тоталитарное искушение также можно найти и справа. Представители самых разных идеологий имеют тенденцию к романти­зации племенного строя под разными именами и, как следствие, стремятся воссоздать его. Это по определению реакционная тенденция, потому что пытается восстановить вымышленное прошлое или удовлетворить древние стремления.

Коммунизм был реакционным, так как он пытался создать рабочего класса. Итальянский фашизм пытался создать племя нации. Нацизм пытался создать племя немецкой расы. Мультикультурная политика идентич­ности реакционна, поскольку она рассматривает жизнь как состязание межд} племенами, принадлежащими к различным расам или полам. Аналогичным образом реакционна «деревня» Хиллари Клинтон, поскольку она пытаете? восстановить племенные удобства жизни маленького города на национальном и даже мировом уровне (ее «американская деревня» в конце концов растворя­ется в «глобальной деревне»). Но консерваторы также склонны к этому чело­веческому стремлению, и хотя оно проявляется по-разному, я сосредоточусь ж трех его аспектах.