Культ личности Тедди Рузвельта

Сам Гингрич, который пытался ликвидировать различные агентства в пра­вительстве, в то же время заявлял, что его пребывание в знаменует начало новой «прогрессивной эры», при этом он всегда с большой теплотой говорил о предшествующих поколениях либералов. В самом деле, на протяжении 1990-х годов республиканцы и консервативные писатели увле­клись прогрессивизмом. Возник настоящий культ личности Тедди Рузвельта, и политики поочередно объявляли себя его последователями. И главным среди них был Джон Маккейн, который проникся необычайной любовью к рузвельтовскому стилю правления.

В 1990-е годы журнал Weekly Standard начал кампанию за «националь­ное величие» в традициях «мужественного всадника». (Дэвид Брукс с одо­брением цитирует предупреждение Рузвельта о том, что американцы рискуют «погрязнуть в меркантильности, пренебрегая более высокой жизнью, жизнью стремлений, упорного груда и риска».) Что требовалось для борьбы с такой деградацией? Конечно же, «мускулистый прогрессивизм» Рузвельта. Если американцы «думают только о своих узких личных интересах, связанных с их коммерческой деятельностью, - предупреждал Брукс, - они теряют смысл ве­ликого стремления и благородных целей». Перевод: американцам необходима политика смысла. Между тем редактор журнала Weekly Standart Уильям Кри- стол осудил рефлексивный антиправительственный консерватизм как незре­лый и контрпродуктивный, в то время как его журнал угрожал войной Китаю и Ираку.


Именно в такой обстановке и возник «сострадательный консерватизм». Со­ветник Буша Карл Роув, горячий поклонник Тедди Рузвельта, предложил состра­дательный консерватизм не как альтернативу политике Клинтона в духе «тре­тьего пути», но как республиканский вариант этой линии. В 2000 году Джордж Буш гордо вышел на выборы как консерватор особого рода, выстраивая свою кампанию вокруг таких тем, как образование, проблемы матерей-одиночек и на­циональное единство. Позаимствовав идею у Марвина Оласки, ловкого христи­анского интеллектуала, придумавшего словосочетание «сострадательный кон­серватизм», команда Буша намеревалась пояснить всем, что правительство они рассматривают как проявление любви, в частности христианской.