Масштабы либерального отказа

Масштабы либерального отказа  стали полностью ясны, когда Даниэль Па­трик Мойнихан, который в то время был советником Ричарда Никсона, выступал за политику «благотворного невмешательства» в отношении расовых вопросов. «Вопросу расы, - сказал Мойнихан Никсону в конфиденциальном разговоре, - уделяется слишком много внимания... Возможно, нам потребуется определен­ное количество времени, в течение которого проблемы негров будут постепенно решаться, а расовая полемика утихнет».

Мойнихан призывал президента избе­гать столкновений с черными экстремистами и вместо этого уделять внимание агрессивному классовому подходу к социальной политике. Охваченные ужасом либеральные журналисты, гражданские активисты и ученые отреагировали весьма бурно, назвав этот меморандум «позорным», «возмутительным» и «же­стоким» по форме. Такая реакция была поучительной. Либералы настолько прониклись концепцией государства-Бога, что предположение, что государство может и уж тем более должно отвернуться от избранного народа (ибо кто был более достоин этого звания, чем бедные черные жертвы рабства и сегрегации), было равносильно заявлению об утрате Богом своего божественного статуса.

Что касается государства, отсутствие заботы могло быть только пагубным, а не благоприятным. Государство - это любовь. Некая доля иронии, присутствующая в характеристике процесса преоб­разования американского либерализма, объясняется тем, что он осуществлял­ся в соответствии с почти фашистской логикой бисмарковского государства всеобщего благосостояния. Бисмарк был основоположником концепции «ли­берализма без свободы». Он откупился от сил демократической революции многочисленными мелкими уступками, сделанными им от имени всемогуще­го государства.