Моральный эквивалент войны

 

 

Моральный эквивалент войны наконец-то был найден вокруг которого могли сплотиться современные либералы, «кризисный механизм», который никто не посчитал бы фашистским, потому что когда вы говорите «дети», штурмовики - это последнее, что может прийти вам в голову. Никто не хочет, чтобы его считали противником детей. «Детский кризис» не нуждался в опре­делении, потому что у него не было границ. Даже бездетные люди должны заботиться о детях других людей. «Быстрая еда» оказалась под ударом потому, что она делает детей толстыми, а решения в области питания нельзя оставлять на усмотрение родителей. «Всемерно осуждаемые изделия “большого табака”, большие порции и “большая еда” - все это угроза номер один для детей Аме­рики», - предупреждал журнал Nation.

Администрация Клинтона и ее активи­сты оправдывали политику контроля за производством огнестрельного оружия тем, что оно представляет угрозу для детей. «Мы больше не будем молчать, когда лобби производителей оружия отказывается ставить здоровье и безопас­ность наших детей на первое место», - жестко заявила Хиллари Клинтон во время дебатов в сенате в 2000 году Сейчас об этом не помнят, но в начале правления Клинтона такое мышле­ние было распространено очень широко. Джанет Рино, занявшая пост главы правоохранительных органов США в рамках гендерных квот, сделала защиту детей своей главной задачей. «Я хотела бы использовать закон этой страны, чтобы сделать все, что в моих силах, - заявила она после вступления в долж­ность, - и дать каждому из них возможность стать сильным, здоровым и само­достаточным гражданином этой страны».