Мужская концепция тоталитаризма

 

Между этими  антиутопиями есть еще одно важное различие: «1984» представляет собой Можно даже сказать, что это концепция мужского тоталитаризма. Тоталитаризм Хаксли вовсе не «сапог, навечно оставляющий на человеческом лице отпечаток», как написа­но в «1984». Это тоталитаризм с созданными усилиями биоинженеров улы­бающимися, счастливыми людьми, жующими гормональную жевательную ре­зинку и жизнерадостно выполняющими то, что им говорят. Демократия - это забытая причуда, потому что жизнь намного проще, когда государство прини­мает за тебя все решения. Одним словом, тоталитаризм Хаксли по своей сути является женским.

Антиутопия Оруэлла была антиутопией отцовского типа, где государство использует методы насилия и запугивания и сохраняет свою власть, поддерживая атмосферу войны и создавая «удобных» врагов. У Хак­сли мы видим материнский вариант тоталитаризма, когда человек подавляется не жестокостью, а заботой. Но, несмотря на все наши современные разговоры о мужественности, индивидуализме и даже «государстве-няне», у нас все еще нет терминов, позволяющих противостоять хорошему тоталитаризму, либе­ральному фашизму.


Учитывая это различие, давайте снова обратимся к книге «Нужна целая деревня». На протяжении многих страниц Клинтон восхваляет идею, согласно которой почти все проблемы относятся к сфере здравоохранения. Развод сле­дует воспринимать как «проблему общественного здоровья» в силу того, что он порождает у детей стресс. Вопросы здравоохранения относятся к основам воспитания, потому что от того, «как младенцев держат, прикасаются к ним, кормят, разговаривают с ними и смотрят на них», зависит, насколько нашим сознанием могут овладеть эмоции, толкающие нас на совершение насилия.