Нацистская концепция добра и зла

Исайя Берлин  следующим образом сформулировал суть неоромантическо­го мировоззрения, давшего начало нацизму: «Если я немец, то я следую немец­ким ценностям, пишу немецкую музыку, вновь открываю древние немецкие законы, культивирую в себе все то, что делает меня настолько богатым, вы­разительным, многосторонним и соответствующим немецкому духу, насколь­ко это возможно.

Это романтический идеал в его полном выражении». Такие взгляды закономерно привели к нацистской концепции добра и зла. «Справед­ливость, - объяснял Альфред Розенберг, - это то, что ариец считает справедли­вым. Несправедливо то, что он считает таковым». Эта точка зрения наиболее конкретно проявлялась в стремлении очистить нацистскую Германию от влияния еврейского типа сознания. Евреи были оли­цетворением всего, что задерживало развитие немецкого народа.

Даже «со­весть», по словам Гитлера, - «еврейское изобретение», от которого, совершая акт самоосвобождения, необходимо отказаться. В итоге нацисты вели против евреев ту же самую игру, которую современные левые силы ведут против «евро­центризма», «белизны» и «логоцентризма». Когда вы слышите, как радикально настроенная студентка осуждает «белую логику» или «мужскую логику», она стоит «на плечах» нацистов, которые осуждали «еврейскую логику» и еврей­скую заразу. Еще сотрудничавший в то время с нацистами Поль де Ман - по­читаемый теоретик постмодернизма, который впоследствии стал преподавать в Йельском и Корнеллском университетах, - писал о евреях следующее: «Их рассудочность, их способность усваивать доктрины, не попадая в зависимость от них, - отличительные особенности еврейского ума»