Намерения Бисмарка

 

Намерения Бисмарка  основывались на реальной политике и политической триангуляции. Истинно верующими были только силы в рейхстаге. Прогрес­сивные немцы считали католицизм чуждым, устаревшим, отсталым и антине- мецким. Он стоял на пути национализма, сциентизма и прогресса. Само слово «Kulturkampf'» придумал влиятельный ученый Рудольф Вирхов, известный ли­берал, который надеялся, что «борьба за культуру» вырвет людей из лап хри­стианских суеверий и переориентирует их на прогрессивные принципы.

Од­нако на самом деле это намерение основывалось на желании навязать новую, прогрессивную религию народного государства Первые законы в русле борьбы за культуру, принятые с большой помпой в 1873 году, провозглашались огромным шагом вперед в деле отделения церкви от государства. Эмиль Фридберг, либеральный архитектор антикатолических «майских законов», объяснил обязательства государства по отношению к като­лической церкви следующим образом: «Подавить ее, уничтожить ее, сокрушить ее с применением насилия». В неоякобинском угаре либералы преследовали и закрывали католические школы. Обязательные гражданские браки ослабили власть и влияние церкви. Государство заявило о своем праве назначать, про­двигать, наказывать и даже депортировать служителей церкви. Большинство католических епископов были либо брошены в тюрьмы, лишены своих долж­ностей, либо отправились в изгнание.

В конце концов борьба за культуру исчер­пала себя; но мысль о том, что традиционное христианство представляет собой угрозу для развития нации, прочно укоренилась В 1870-х годах эта «кислота» вполне предсказуемо прошла сквозь «тело» политики и трансформировалась в антисемитизм. Действительно, слово «ан­тисемитизм» было придумано в 1879 году атеистом и левым радикалом Виль­гельмом Марром и появилось в его трактате «Путь к победе германизма над иудаизмом» (The Way to Victory of Germanicism over Judaism). Вклад Mappa заключался в том, что ему удалось превратить ненависть к евреям из богослов­ской страсти в «современную» расовую и культурную (например, он ненави­дел ассимилированных евреев больше, чем ортодоксальных). «Антисемитизм» в отличие от более метафизической ненависти к евреям должен был обосно­вать ненависть к евреям в прогрессивном языке научной евгени