Образ Вильсона

Образ Вильсона  как наиболее расистского президента XX века обычно свя­зывается с тем, что он был уроженцем южных штатов, более того - первым президентом-южанином после реконструкции. И он на самом деле разделял многие убеждения диксикратов. Его десегрегация федерального правительства, его поддержка законов, запрещающих смешанные браки, его антагонизм по от­ношению к черным лидерам движения за гражданские права, а к законам про­тив линчевания и его пресловутая любовь к книге Д. У. Гриффита «Рождение нации» (Birth of a Nation) служат тому подтверждением.

Тем не менее наследие Вильсона почти не имело отношения к его расизму. В конце концов он ни в коей мере не был традиционным защитником интересов Юга. Он считал Линкольна великим вождем, и это совершенно нетипичная для южанина позиция. Кроме того, как сторонник укрепления федеральной власти Вильсон, по его собствен­ным воззрениям относительно прав государств, выступал против тех, кто сето­вал по поводу «войны вследствие агрессии Севера». Нет, расизм Вильсона был «современным» и соответствовал как дарвинизму той эпохи, так и гегельянству его немецкого образования. В своем труде «Государство» (The State) и в дру­гих работах Вильсон иногда высказывается совершенно в духе Гитлера.

На­пример, он сообщает нам о том, что некоторые расы просто более продвинуты, чем другие. Такие «прогрессивные расы» заслуживают прогрессивной системы правления, в то время как отсталым расам или «инертным нациям», которым не хватает необходимого прогрессивного «духа», может потребоваться автори­тарная форма правления (возрождение этой концепции можно увидеть у ново­испеченных «реалистов» после войны в Ираке). Именно это так сильно обижа­ло его в последовавшей за Гражданской войной реконструкции. Он никогда не простил бы попытки поставить «низшую расу» выше южных «арийцев».