Политическая религия

Социальный евангелизм исповедует политическую религию, обновленный - с акцентом на слове «социальный», - облеченную в участливые слова и создающую обнадеживающую перспективу сотрудниче­ства и общности. Но при этом ее концепция остается исключительной, и в ней нет места для тех, кто все еще страдает от «глупости умов, связанной при­вычкой», если заимствовать выражение Дьюи. Возможно, деревня и заменила фасции объятиями, но ненужные вам объятия, из которых вы не можете вы­рваться, - это просто более мягкая форма тирании.


Бытует мнение, будто национал-социализм выступает толь­ко с позиций брутальности и устрашения. Это не так. Национал- социализм - и более глобально, фашизм - включает и идеалы, ко­торые сегодня существуют под другими знаменами: идеал жизни как искусства, культ красоты, фетишизм мужества, растворение от­чуждения в экстатических чувствах коллектива; унижение разума; объединение в единую человеческую семью (при отцовстве вож­дей). Эти идеалы живы и действенны для многих людей... пото­му что в их основе - романтический идеал, которому привержены многие и который может облекаться в разнообразные формы куль­турного диссидентства или пропаганды новых форм обществен­ного устройства, такие как молодежная рок-культура, первичная терапия, антипсихиатрия и оккультные верования. Сьюзен Зонтаг, «Магический фашизм» (Fascinating Fascism)


Либералы постоянно жалуются, что консерваторы пытаются навязать об­ществу свои культурные ценности. Сами же они, наоборот, озабочены только решением «реальных» классовых и экономических проблем. Томас Франк, ав­тор бестселлера «Что случилось с Канзасом?» возглавляет целую школу либералов, которые утверждают, что избиратели среднего достатка, голосующие за республиканцев, были введены в заблуж­дение стратегами.