Политик - Хиллари Клинтон

 

Джонс подарил Хиллари подписку на методистский журнал motive по слу­чаю незадолго до ее отъезда в Колледж Уэлсли. Этот жур­нал, название которого пишется со строчной «м» по причинам, известным, воз­можно, только его издателям, в конце 1960-х - начале 1970-х годов (когда он прекратил свое существование) был бесспорно радикальным левым изданием, как уже упоминалось ранее. Три десятилетия спустя Клинтон в беседе с журналистами Newsweek вспом­нила, что ее мнение о войне во Вьетнаме действительно изменилось, когда она прочла опубликованное в журнале motive эссе Карла Оглсби. Редакция News­week решила подать это как умилительные воспоминания представительницы духовного либерализма, назвав Оглсби «методистским богословом».

Однако такая формулировка не соответствует действительности4. Оглсби, избранный в 1965 году президентом организации «Студенты за демократическое обще­ство» был одним из ведущих активистов антивоенного движения. Его доводы против войны во Вьетнаме можно назвать богословскими только если считать либеральный фашизм политической религией. По мнению Оглсби, комму­нистические страны были хорошими потому, что они прагматично пытались «кормить, одевать, обеспечивать жильем и лечить свой народ», преследуемые «вирулентным штаммом» американского империализма и капитализма.

Наси­лие со стороны угнетенных народов в странах «третьего мира» или в американ­ских гетто было совершенно обоснованным и даже достойным одобрения5.Он придерживалась мнения, что такая радикальная полити­ка основана на тех же принципах, что и ее религиозная миссия. В конце концов она читала все это в официальном издании методистской церкви, которое ей дал ее духовник. «Я до сих пор храню все выпуски, которые они мне присыла­ли», - сказала она в интервью Newsweek В 1969 году Хиллари стала первой студенткой в истории Колледжа Уэлл- сли, выступившей с напутственной речью по завершении учебы. Неизвестно, считала ли она себя одним из лидеров феминистского движения уже в то вре­мя или же этот опыт направил ее на такой путь. Но с того момента Хиллари все чаще использовала риторику движения - молодежного движения, женского движения, антивоенного движения - и тяготела к тем людям, которые верили, что ее поколению и полу судьба уготовила особую роль. Эта речь имела такой успех, что ее фотография попала в журнал Life, который выбрал ее в качестве одного из лидеров нового поколения (Айра Магазинер, студент из Университе­та Брауна и будущий гуру Хиллари в области здравоохранения, также привлек внимание редакции).

Если отбросить пустословие в духе «Новой эры», напутственная речь Хил­лари Клинтон представляла собой страстный поиск смысла и выражала уже известные нам настроения: «Все мы исследуем мир, который никто из нас даже не понимает, и пытаемся созидать в условиях этой неопределенности. Но есть такие вещи, которые мы чувствуем: склонный к доминированию, основанный на корысти и соревновании корпоративный образ жизни, который, к сожале­нию, характерен и для наших учебных заведений, нам не подходит. Мы на­ходимся в поиске более непосредственного, жизнерадостного и вдумчивого образа жизни». Затем она продолжила: «Мы не заинтересованы в реконструк­ции общества; речь идет о реконструкции человека».