Пораженные души

Барак Обама  недвусмысленно обещал именно такую возможность начать все сначала. Он с готовностью отказался от избитых аргументов прошлого просто в силу своей трансцендентной природы. Цвет кожи Обамы, его имя, его молодость, его темперамент и вдохновляющее ораторское мастерство, его статус аутсайдера и авторитет уличного заводилы в конечном счете были глав­ными его качествами, по крайней мере для его самых ярых приверженцев. Это походило на массовый гипноз. Он был непревзойденным «национальным ли­дером», как сказал бы Вудро Вильсон, вдохновляя людей не идеями, но своей харизмой. Более того, презрение Обамы к мысли, что слова не имеют силы («Просто слова?» - спрашивал он с почти болезненным выражением) является характерной особенностью всех политических лидеров, которых возможность повелевать массами интересует больше, чем отстаивание своих идей. Единство.

Важнейшей политической добродетелью Обама считает «един­ство». «Сейчас мы остро нуждаемся в единстве», - часто провозглашал Обама с трибуны. Вполне закономерны вопросы: какого черта означают эти слова? в частности, что такого особенного в единстве? единство во имя чего? един­ство вокруг чего? У Обамы есть ответ: единство нужно нам, «не потому что это красивое слово и не потому, что оно вселяет в нас надежду, а потому что только так мы можем преодолеть сущностный дефицит [эмпатии], который су­ществует в этой стране». Его жена Мишель распространяется на эту тему: «Мы должны идти на компромисс и уступать друг другу, с тем чтобы добиться своей цели. Я здесь, потому что Барак Обама - единственный человек, который по­нимает это. Прежде чем браться за решение проблем, нам следует исправить наши души. Наши души поражены в этой стране»