Правые силы

Правые силы  постоянно ассоциируются с мрачными страницами в исто­рии страны: поддержкой сторонников сегрегации, злоупотреблениями мак­картизма, предшествовавшим Второй мировой войне изоляционизмом . При этом обычно умалчивается об участии либералов в событиях, когда Де­мократическая партия в течение целого века была домом для Джима Кроу; когда американский либерализм отличался не меньшим изоляционизмом, чем американский консерватизм; когда благодаря «красной панике» про­грессивистов маккартизм стал напоминать дебаты дискуссионного обще­ства Оксфордского университета; когда сменявшие друг друга президенты- демократы в приказном порядке реализовали такие вещи, как содержание под стражей американцев японского происхождения, массовое внутреннее наблюдение за политическими врагами и использование ужасного оружия против Японии, а также когда лояльные Москве коммунисты «назвали име­на» еретиков-троцкистов.

Пожалуй, самым жестоким можно считать увлечение либералов евгеникой, которое тщательно скрывается, словно его никогда не существовало. Подобно цензорам старых советских энциклопедий, которые отдавали распоряжения о том, какие страницы следовало удалить, американский либерализм неодно­кратно подвергался цензуре, при этом его история была переписана так, что «плохие парни» всегда оказываются консерваторами, а хорошие - либералами. Такой ревизионизм играет важную роль в наших биоэтических дебатах сегод­ня: либералы все еще питают слабость к определенным видам евгеники, при этом они не замечают этой своей склонности и не признают, что она была свой­ственна либерализму и ранее.