Представители левого движения

Американский консерватизм применительно к представителей левого движения тогда и сейчас сбивало с толку то, что любовь к своей стране и ее поддержка не обязательно рассматривались как первый шаг к фашизму. Патри­отизм не тождествен крайнему национализму или фашизму. Нацисты убили многих немецких патриотов, любовь которых к своей родине была глубокой и искренней.

В некотором смысле главная вина евреев заключалась в том, что они были патриотичными немцами. Именно в 1960-е годы левые убедили себя в том, что в патриотизме есть нечто фашистское, как и нечто извращенно «па­триотическое» в пренебрежительном отношении к Америке. Антиамериканизм (пришедший на смену ненависти к западной цивилизации) стал пользоваться неведомой доселе популярностью у представителей интеллигенции. Поджига­тели флага провозглашались образцовыми «патриотами», потому что неприя­тие не только однопартийной политики, но и самого «американского проекта» стало считаться высшей добродетелью.

В 1930 году профессор Колумбийского университета, который выразил надежду на то, что Америке предстоит стол­кнуться с «миллионом Могадишо», был патриотом в глазах представителей левых сил. А те американцы, которые ратовали за ограничение власти (поду­мать только!), вдруг стали «отвратительными фашистами». Глядя на то, как жестокость и варварское разрушение привели Гитлера к власти, писатель Томас Манн отметил в своем дневнике, что это новый вид революции, «без основополагающих идей, против идей, против всего благо­родного, лучшего, порядочного, против свободы, правды и справедливости».