Противоречивый либерализм

К тому же Джонсон был во многих отношениях совершенным воплощени­ем страстей и Его карьера началась (что достаточ­но показательно) с работы учителем во время «революции Дьюи» в образова­нии. Более того, некоторые участники дебатов по поводу «Великого общества» прямо указывали на Дьюи как на автора этого знаменитого словосочетания. Оно часто повторяется в работе Дьюи, вышедшей в 1927 году под названием «Общество и его проблемы» (The Public and Its Problems).

Однако пальма пер­венства в этом вопросе все же по праву принадлежит одному из основателей фабианского социализма, Грэхему Уоллесу, который в 1914 году опубликовал книгу «Великое общество» (The Great Society), хорошо известную двум по­мощникам Джонсона, которые приписывали себе создание джонсоновского «Великого общества». Одним из этих помощников был Ричард Гудвин, многообещающий моло­дой человек из администрации Кеннеди (он первым из своей учебной группы в Гарвардской школе права получил диплом). Гудвин удостоился внимания Кен­неди, когда он по поручению Конгресса занимался расследованием скандалов 1950-х годов, связанных с проведением телеигр. Линдон Джонсон «унаследо­вал» Гудвина как составителя речей.

Летом 1965 года Гудвин предложил ком­ментарий, который, по мнению New York Times, стал «самым глубоким и точ­ным на сегодняшний день ответом» на вопрос, что такое «Великое общество». Вывод, который он сделал, сводился к тому, что государство должно дать людям «смысл» и «сделать мир более приятным и прежде всего благодатным местом для жизни». «Великое общество, - пояснял Гудвин, - заботится не о количестве потребляемых нами товаров, но о качестве нашей жизни». Хотя он и не гово­рил об этом напрямую, было ясно, что «Великое общество» будет строиться на противоположности убившей Кеннеди «ненависти»,  на любви.