Рамки нового мировоззрения

Евгеника  идеально вписывалась в рамки этого нового мировоззрения. Если народы подобны организмам, то их проблемы в некотором смысле сродни бо­лезням, вследствие чего политика, по сути, становится отраслью медицины, наукой о сохранении социального здоровья.

Обосновав с научной точки зрения гегелевские и романтические представления о сходстве наций с органически­ми существами, дарвинизм позволил ученым решать социальные проблемы подобно биологическим ребусам. Все болезни современного общества (пере­населенность городов, рост рождаемости среди беднейших слоев населения, низкий уровень здравоохранения в обществе и даже падение уровня господ­ствующей буржуазной культуры) теперь казались излечимыми за счет после­довательного применения биологических принципов. Более того, демографический взрыв, и в частности лавинообразный при­рост «неправильного» населения, изначально соответствовал теории Дарвина.

Сам Дарвин признавал, что его идеи - это всего лишь приложение принципов мальтузианства к миру природы. (Томас Мальтус был философом-экономистом, который предсказал, что естественная человеческая тенденция к бесконтрольному увеличению популяции в сочетании с ограниченностью природных ре­сурсов неизбежно приведет к бедности.) Интеллектуалы боялись, что развитие современных технологий будет способствовать преодолению естественных ограничений роста численности «непригодного» населения. В результате мо­жет увеличиться вероятность того, что «высшие элементы» окажутся «зато­пленными» черными и коричневыми полчищами снизу.