Распространение презервативов

Последовательница анархистки Эммы Голдман, еще одной сторонницы евгеники, Сэнгер стала первой в Америке «мученицей за ограничение рож­даемости», когда она была арестована за в 1917 году. Для того чтобы избежать повторных арестов за нарушение законов об ответственности за непристойное поведение, она уехала в Англию, где по­пала под влияние Хейвлока Эллиса, теоретика психологии сексуальных отно­шений и горячего сторонника принудительной стерилизации. У нее также был роман с Гербертом Уэллсом, который называл себя приверженцем «либераль­ного фашизма».

Ее брак распался рано, а один из ее детей, которому она, по собственному признанию, уделяла недостаточно внимания, умер от пневмо­нии в возрасте четырех лет. Более того, она всегда признавала, что не создана для семейной жизни, предполагая, что она «неподходящий человек для люб­ви, дома или детей и всего того, что требует внимания и рассудительности».Под лозунгом «репродуктивной свободы» Сэнгер разделяла почти все ев­генические воззрения, о которых шла речь выше. Она ратовала за запрет раз­множения «непригодных» и регулирование рождаемости для всех остальных. Она с пренебрежением относилась к мягкому подходу «позитивной» евгени­ки, высмеивая его как «соревнование в деторождении» между «пригодными» и «непригодными». «Больше детей от пригодных, меньше - от непригодных.

Это главный вопрос регулирования рождаемости», - без обиняков написала она в 1922 году в своей книге «Ось цивилизации» (The Pivot of Civilization). Эта книга вышла с предисловием Уэллса, в котором он провозгласил: «Мы хотим, чтобы детей было меЛше и они были лучше... и мы не сможем создать систему общественных отношений, к которой стремимся, с невоспитанными, плохо обученными полчищами неполноценных граждан, которых вы нам на­вязываете». Две цивилизации находились в состоянии войны: одна из них вы­ступала за прогресс, а другая тяготела к миру, «наводненному беспорядочным потоком потомства».