Социолог Роберт Белла

Социолог Роберт Белла расценил эту речь как доказательство того, что в Аме­рике уже существовала гражданская религия, определяемая «обязательством как коллективным, так и индивидуальным, для исполнения Божьей воли на Земле». Журналист New York Times С. Л. Сульцбергер пишет, что инаугура­ционная речь президента была обращена ко всем, кто считал, что «еще есть на этой Земле место для Царствия Небесного».Джон Ф. Кеннеди представлял традицию «культа личности» в американ­ском либерализме.

Он хотел быть великим человеком, таким же, как Вильсон и Рузвельты. Оружие заботило его больше, чем масло. Линдон Бейнс Джонсон, склонный к популизму мелкий политикан с Юга, воспитанный в традициях «Нового курса», напротив, интересовался только маслом. Джонсон не мог быть ни воином, ни священником. Он был далек от образа «либерального льва», которому мечтал соответствовать его предшественник, но зато смог усилить материнский аспект прогрессивизма. Он напоминал заботливого пастуха, бдительно следящего за своим стадом. При нем культ личности Кеннеди стал культом правительства.

Для этого Линдон Джонсон, хитрый и умный политик, беззастенчиво воспользовался фактом убийства Кеннеди, чтобы превратить его как раз в такой преобразующий национальный кризис, который тщетно пытался создать сам Кеннеди. Его наследие, современное государство всеоб­щего благоденствия, максимально воплотило традиции этатизма, восходящие к Вудро Вильсону. Как известно, именно с Вильсона и прогрессивистов началось обожест­вление либерального государства. Не надо забывать, что прогрессивисты на­стаивали на введении тоталитарного режима в стране не потому, что того требовала обстановка военного времени, а потому, что, к их великой радости, именно война сделала это возможным.