Угроза свободе

Видимо, либералы, придерживаясь взглядов, сформировавшихся в эпоху Маккарти, считали, что реальная должна исходить справа. Марксизм Освальда стал для либералов объ­ектом еще более глубокого отрицания, усилив характерную для них ненависть к коммунизму.

Таким образом, в течение 1960-х годов теории заговора множи­лись, подобно метастазам, и «марксистский боевик» стал козлом отпущения. «Кому это было выгодно?» - вопрошал Оливер Стоунз. Ответ: конечно же, представителям военно-промышленного комплекса в союзе с темными силами реакции и нетерпимости. И неважно, что Освальд ранее уже пытался убить бывшего генерал-майора армии и видного представителя правых сил Эдвина Уокера или что, как впоследствии заявит комиссия Уоррена, Освальд «отличал­ся крайней неприязнью к правым» На волне неприятия, сострадания и недоумения по поводу убийства Кен­неди было найдено неофициальное стратегическое решение, призванное слу­жить целям растущего «нового левого» движения, а также успокоить совесть всех либералов: сделать из Кеннеди пригодного для любых целей мученика за те принципы, которые он не защищал, и за политический курс, который он не принимал.

Более того, в 1960-х годах стали популярными высказывания о том, что, если бы Кеннеди остался жив, мы никогда не погрязли бы во Вьетнаме. Это мысль проходит красной нитью в книге Артура Шлезингера «Роберт Кеннеди и его время» (Robert Kennedy and His Time). Теодор Соренсен, Тип О’Нил и многие другие либералы разделяют эту точку зрения. В популярной бродвейской пьесе «Макберд» (MacBird) высказывалось предположение, что Джона Ф. Кеннеди убил Джонсон, чтобы захватить власть. Но даже Роберт Ф. Кеннеди признал­ся однажды, что его брат никогда всерьез не планировал выводить войска из Вьетнама и был полон решимости воевать до победы.