Влияние средств массовой информации

 Джон Маккейн является ярким воплощением этого парадокса современного либерализма. Маккейн презирает развращающее влияние «больших денег» в политике, но при этом он выступает за усиление государственного регули­рования бизнеса. Очевидно, он не понимает, что чем активнее правительство регулирует бизнес, тем активнее бизнес будет стремиться к «регулированию» государственной власти. Вместо этого он делает вывод, что ему следует попы­таться регулировать политический лексикон.

Это то же самое, что возмущаться размерами мусорной свалки и затем сделать вывод, что лучший способ реше­ния проблемы - это регулирование деятельности мух. Такое «регулирование политического лексикона», в свою очередь, обе­спечивает несправедливое преимущество для некоторых очень крупных компаний - конгломератов СМИ, киностудий и т. д., давая им возможность выражать свои политические взгляды так, чтобы избежать государственной цензуры. Неудивительно, что некоторые из этих гигантов прославляют гений и мужество Маккейна и используют свои рупоры для рассуждений о том, что ему стоило бы пойти еще дальше, а другим политикам - последовать его при­меру. Этот процесс, конечно же, значительно объемнее, чем простое регули­рование.

New York Times выступает против запрещения абортов и поддержи­вает кандидатов, являющихся сторонниками их разрешения, - в открытую, в передовицах, и несколько скромнее, в новостных колонках. Сторонникам запрещения абортов приходится платить за возможность публиковать свои взгляды, однако количество платных публикаций ограничивается в значи­тельной степени благодаря Маккейну, причем именно тогда, когда они могут повлиять на читателей, т. е. в преддверии выборов. Вместо абортов могут об­суждаться контроль над огнестрельным оружием, однополые браки, защита окружающей среды, позитивные действия, иммиграция и т. д., так как сути дела это не меняет.