Внутренний терроризм

Просто удивительно, что огромное ко­личество людей вспоминают 1960-е годы как время «единства» и «надежды», тогда как на самом деле это было время безудержного, студенческих волнений, убийств и массовых беспорядков. Ностальгия по их собственной молодости не может служить оправданием такой близорукости, так как либералы также с тоской вспоминают 1930-е годы как время, когда «все мы были заодно». Это также грубое искажение. В 1930-е годы в Соеди­ненных Штатах не было единства; страну раздирали политические волнения, практиковалось жесткое принуждение к труду и всюду витал страх перед воз­можным скорым наступлением того или иного вида тоталитаризма. Если бы все дело было только в единстве, то левые тосковали бы и по 1950-м или даже по 1920-м годам.

Но для левых сил это десятилетие было не самым благопри­ятным, что свидетельствовало о невозможности какого-либо единства среди американцев. Другими словами, левые стремятся не к единству, а к победе; любая форма единства на условиях, отличных от их собственных (например, «консерватив­ный конформизм» 1950-х годов), объявляется ими ложной и вводящей в за­блуждение. В 1930-х и 1960-х годах популярное обращение левых к поддержке народного фронта обеспечило им реальную власть. Именно эта власть, а не что-либо еще и есть истинная причина ностальгии либералов.