Возрождение либеральных амбиций

Джонсон  признал, что такой субсидируемой государством нирваны невоз­можно достигнуть в одночасье. Для этого потребуются целеустремленность, преданность и усилия каждого гражданина Америки, а также таланты экспер­тов новой волны. «Я не хочу сказать, что у нас есть готовые решения всех этих задач, - признался он. - Но я обещаю следующее: мы намерены собрать самые передовые идеи и знания по всему миру, чтобы найти эти ответы для Америки». Джонсон создал около 15 комитетов, которые должны были от­ветить на вопрос, что такое «Великое общество». Возрождение либеральных амбиций происходило, несмотря на то, что уро­вень антител этатизма в Америке достигал максимума. В 1955 году был осно­ван журнал National Review, ставший «домом» для целой плеяды неортодок­сальных мыслителей, которые определили облик современного консерватизма.

Показательно, что в то время как Уильям Ф. Бакли всегда был классическим либералом и католиком-традиционалистом, почти все идейные основатели National Review были социалистами и коммунистами, которые испытывали от­вращение к Богу, не оправдавшему их ожиданий. В 1964 году National Review писал о сенаторе Барри Голдуотере, что его решение стать кандидатом принято осознанно, а не в качестве компромисса. Со времен Кулиджа Голдуотер был первым кандидатом в президенты от респу­бликанцев, который отказался от основных положений прогрессивизма, в том числе и от заявлений в духе «я тоже республиканец». В результате Голдуотер был объявлен кандидатом «ненависти» и зарождающегося фашизма. Лин­дон Джонсон обвинил его в «проповедовании ненависти» и последовательно пытался связать с террористическими «группами ненависти» наподобие Ку- клукс-клана (приверженцами которых традиционно были демократы).

В вы­ступлении перед металлургами в сентябре 1964 года Джонсон осудил фило­софию «очереди за бесплатным супом» Голдуотера (как будто главная задача капитализма, основанного на принципах свободной конкуренции, состояла в том, чтобы отправить людей в работный дом) и высмеял «предрассудки и фа­натизм, а также ненависть и разобщение», которые олицетворял этот привет­ливый аризонец. Это заявление, конечно же, совершенно не соответствовало действительности. Голдуотер был сторонником ограниченного правительства. Он верил американскому народу и его порядочности, а не кучке бюрократов из Вашингтона. Единственной его серьезной ошибкой, которую он позже признал и сожалел о ней, было голосование против Закона о гражданских правах.