Высшая социальная ценность

Основной прин­цип фашизма и всех левых идеологий. Муссолини использовал социалистиче­ский символ фасций, свидетельствовавший о том, что единство для его дви­жения было более значимым, чем дебаты и дискуссии как объект поклонения либеральных демократов. Этот звонкий, нерифмованный речитатив, который мы слышим на акциях протеста сегодня - «Сплоченных людей невозможно победить!» - представляет собой исключительно фашистский лозунг.

Вполне возможно, что утверждение, согласно которому «сплоченных людей невоз­можно победить» верно, но оно не означает, что эти люди правы (как любил говорить Кальвин Кулидж, «в большинстве оказывается тот, на чьей стороне закон»). Мы имеем обыкновение забывать о том, что единство в лучшем слу­чае нейтрально с точки зрения нравственности, а также зачастую представля­ет собой источник иррациональности и группового мышления. Буйствующие толпы на самом деле довольно сплоченны. Мафия также отличается сплочен­ностью.

Сплоченность характерна и для мародерствующих варваров, склон­ных к насилию и грабежу. И, напротив, у цивилизованных людей существуют разногласия, а демократы, которые пишутся с маленькой буквы «д», нередко спорят. На понимании этого строится весь классический либерализм, поэто­му фашизм всегда антилиберален. Либерализм отверг идею, в соответствии с которой единство обладает большей ценностью, чем индивидуальность. Для фашистов и других представителей левых сил источником смысла и аутентич­ности является принадлежность к некоторой общности - классу, нации или расе, а государство существует для навязывания этого смысла всем и каждому без каких-либо обсуждений.