Знаменитое заявление Кеннеди

«Мои дорогие соотечественники, спра­шивайте не о том, что ваша страна может сделать для вас, а о том, что вы може­те сделать для своей страны» - выглядит сегодня весьма патриотично. Либера­лы в свою очередь считают его достойным восхищения призывом к действию. Справедливо и то и другое. Но при этом упускается из виду исторический контекст и мотивация. Кеннеди пытался воссоздать атмосферу единства нации времен Второй мировой войны точно так же, как Франклин Делано Рузвельт стремился возродить чувство единения, характерное для Первой мировой вой­ны.

Его заявление о том, что необходимо отправить человека на Луну, не было результатом особой прозорливости и даже не было продиктовано желанием утереть нос русским. Скорее, это был оптимальный вариант морального экви­валента войны. Все это было забыто после убийства Кеннеди. Кеннеди - националиста и сторонника «третьего пути» - сменил Кеннеди, который боролся за либера­лизм. Джон Ф. Кеннеди из «Камелота» затмил того, кто пытался убить Патриса Лумумбу и Фиделя Кастро. Внук Вудро Вильсона Дин Фрэнсис Сейр произнес проповедь в Вашинг­тонском кафедральном соборе в честь павшего лидера. «Мы присутствуем при новом распятии, - обратился он к собранию высокопоставленных лиц. - Каж­дый из нас, - пояснил он, - отчасти виновен в убийстве нашего президента. Нашего Господа распяли хорошие люди, а не только те, кто выступал в роли палачей».

Главный судья Эрл Уоррен заявил, что президент обладал органиче­ской и мистической связью с народом. Он «был воплощением идеалов нашего народа, нашей веры в устои, а также в отцовство Бога и братство людей». Через пять дней после смерти Кеннеди новый президент Линдон Джонсон завершил свое выступление на совместном заседании Конгресса, попросив американцев «положить конец учению и проповеди ненависти, зла и насилия» и отвернуть­ся от «приверженцев злобы и фанатизма».