Банковский капитал на службе у британского фашизма

Разумеется, не все английские фашисты в период войны были агентам Гитлера. Но все они были врагами  свободы  и ратовали за упрочение и расширение господства английских империалистов над миром. Эти фашистские мракобесы вполне солидаризировались с реакционерами из других партий, которые, были заинтересованы в усилении британского империализма.   

У колыбели британского фашизма, как и у колыбели итальянского и германского фашизма, стоял крупный промышленный и банковский капитал. Кто же те промышленники, которые дали Мосли средства для деятельности его организации?

Вот вопросы, имеющие не только исторический интерес. Это весьма актуальные, злободневные вопросы.

Всякому новому политическому движению, помимо поддержки в печати, нужны деньги, много денег. Ряд крупных промышленников еще в дни «Новой партии» начал щедро субсидировать развитие фашизма в Англии. Некоторые из них, притом самые видные, прекратили свою помощь через год — другой после основания Б. С. Ф.; но еще в конце 1936 г., в интервью для  «Джорнале д'Италия»,  Мосли заявил, что по прежнему «получает  поддержку от английских промышленников». Более того, он сказал, что «ряд промышленников северной Англии, до сих поддерживавших его тайно из опасения бойкота! их товаров, теперь открыто признает свое единство с фашистами». А когда перед самой войной у Уильяма Джойса спросили, «правильно ли будет сказать, что крупный капитал оказывает фашистам финансовую поддержку?»  ответил одним словом: «Да».

Характерно и то, что эта преступная связь между крупными промышленниками и государственными изменниками не подвергалась правительственному расследованию ни при консервативном правительстве, ни при лейбористском. Если «Красная книга» об отношениях между фашистами и аристократическими кругами не была опубликована, то об отношениях между фашистами и промышленниками и публиковать нечего: нет такой книги. В эту сторону следственные власти боялись даже кинуть взгляд и перед войной, и во время войны   когда все же пришлось арестовать Мосли и некоторых его сторонников,  и после войны, когда перед английским судом предстали Джойс, Эмери и другие изменники.

А между тем некоторые имена хорошо известны. Они не раз были названы в печати. Это Детердинг, наиболее влиятельный представитель британского нефтяного империализма. Это Монд, король химического концерна, виднейший руководитель британской империалистической политики. Достаточно этих двух имен, чтобы вскрыть подлинный характер британского фашизма как наиболее реакционной формы британского империализма. Становятся понятны и те мотивы, которые побуждали магнатов английского монополистического капитала оказывать поддержку бандитам Мосли.

 Это во-первых, борьба Мосли против коммунизма. Это, во-вторых, борьба Мосли против профсоюзов, его план подчинения всего рабочего класса диктатуре «корпоративного» государства.
Наличие этих мотивов у английских капиталистов, оказавших поддержку фашистам, нельзя оспаривать. Но это не все мотивы. Это даже не важнейшие мотивы. В империалистической внешней политике английские фашисты, в полном согласии с королями нефти и химии, преследовали не оборонительные, а наступательные цели   захват чужих рынков, захват мирового рынка. Это превосходно понимали британские империалисты.