Фашистские погромы

Постепенно английский фашизм переходил от слов к действиям. В Блэкпуле известные в городе деятели профсоюзного движения получили угрожающие анонимные письма с печатью в форме фашистской свастики. Такие же письма с требованием отказаться от политической деятельности получили редактор газеты «Рейнольд ньюс» и лейборист, член парламента Драйберг.
Наконец,  фашисты начали переходить к открытым террористическим актам.

В конце 1946 г. население Ист-энда в Лондоне было взволновано поджогами синагог. На улицах происходили избиения евреев. На стенах домов стали появляться изображения свастики.
В августе 1947 г. в Ливерпуле, Манчестере, Бирмингаме, Лондоне и других городах Англии имели место настоящие еврейские погромы, сопровождавшиеся грабежами и уничтожением имущества. Виновники погромов отделались небольшими денежными штрафами.

Во всех погромах, террористических налетах и хулиганских выходках фашистских молодчиков виднейшее участие принимает «Лига бывших военнослужащих». В сентябре 1947 г. ею были устроены демонстративные митинги в Лондоне. Главари открыто называли себя фашистами, призывали к насильственным действиям против коммунистов и евреев. Вожак этой черносотенной организации Джеффри Хэмм провозглашал скорый приход Мосли к власти. Участники митингов кричали: «Хотим Мосли!», «Хаиль Гитлер!». На митингах присутствовали немецкие военнопленные.


Лондонская полиция вынуждена была на время запретить фашистские митинги, так как они стали превращаться в жестокие столкновения между фашистами и антифашистски настроенными рабочими. На митинге 18 сентября Хэмму не дали говорить, митинг был сорван, произошли рукопашные стычки между фашистами и рабочими. Арестованы были за «оскорбительные выражения» некоторые фашисты, в их числе и Хэмм, и некоторые антифашисты.
Полицейский суд весьма снисходительно отнесся  к Хэмму, который держал себя заносчиво, и освободил его на другой же день, оштрафовав на незначительную сумму. А рабочие- антифашисты были приговорены к различным срокам заключения.
Таким образом, английские фашисты распоясываются все больше и больше, пользуясь благожелательной снисходительностью и поощрительным бездействием полицейской и судебной власти.   

Английские фашисты старались  проникнуть на такие предприятия, где имелось возможность развернуть подрывную работу. Газета «Дейли уоркер» раскрыла закулисные махинации в компании воздушных сообщений , крупном капиталистическом предприятии. Среди главарей компании находился  Доновэн, бывший помощник лидера «Британского союза фашистов», Томсон, бывший руководитель этого союза по политическим вопросам.
 
Английские фашисты видели  в консерваторах своих ближайших союзников. Один из активистов фашистский организации заявил в июле 1945 г. корреспонденту «Рейнольде ньюс»: «Мы поддерживаем тори, потому что знаем, что наши шансы будут лучше при их правлении. Кроме того, мы знаем, что мир — это только маскировка. Мы верим, что тори считают войну против России неизбежной. Вот почему мы поддерживаем Черчилля».


Прежде всего, это расистская теория, обычно претворяющаяся в жизнь в виде неистового антисемитизма. Затем  теория корпоративного государства, которая хоть и существовала задолго до появления современного фашизма, в настоящее время связывается исключительно с ним. И, наконец,  лютая ненависть и презрение к демократии. Человек или организация, разделяющие любую из этих трех теорий, не обязательно сторонник фашизма, но тот, кто разделяет их все, стоит целиком на фашистских позициях.
Капиталисты  толкают Англию на полное подчинение «долларовому империализму» США, на отказ от самостоятельной внешней политики Англии, на закабаление английских трудящихся масс американскими банкирами, готовыми финансировать любую авантюру. Фашисты Англии, служившие до войны гитлеровским агрессорам, ныне служат американским.

В различных городах Англии рабочие стали выступать с прямыми требованиями, обращенными к правительству, покончить с разнузданностью фашистских погромщиков. 17 сентября 1947г. депутация Лондонского совета профсоюзов посетила министра внутренних дел Чатера Ида и вручила ему протест против активизации фашистской деятельности в Лондоне.