Материальная мощь фашистской милиции

   Но, разумеется, материальная мощь фашистской милиции заключалась не в этих пунктах о своеобразной фашистской морали, дисциплине, средневековом рыцарстве . (хотя, при помощи этих понятий, им и удалось одурачить большие кадры молодежи не только помещичьего, но иногда и мелкобуржуазного и даже рабочего происхождения), а в той реальной поддержке, которую фашистская милиция получала от правительства и имущих классов. Теперь уже ни для кого не секрет, что фашисты имели много своих генералов в военном министерстве и генеральном штабе, которые в любой момент снабжали их нужным вооружением, передавали им все содержимое складов регулярной армии. Многие офицеры и генералы регулярной армии одновременно  из патриотизма или из желания пополнить свой заработок  состояли на службе и в фашистской милиции, где им, конечно, присваивались высшие чины и выплачивались более крупные оклады.

Такие генералы и офицеры никогда, конечно, не задумывались над тем, где кончаются их функции чинов регулярной армии и начинаются партийные обязанности, как фашистов. Они то и представляли истинную мощь фашистской милиции. Достаточно вспомнить, какую огромную роль в фашистской милиции сыграл генерал Диац, впоследствии военный министр. Гражданские власти, конечно, тоже не отказывали фашистам в своем благосклонном содействии. Карабинеры, королевская гвардия и тайная полиция всегда, по приказу услужающих им правительств, оказывали фашистам деятельною поддержку. Если в деревне происходила какая-либо стычка между фашистами и левыми, то виновные фашисты почти никогда не отыскивались полицией; левых же они всегда находили и передавали судебным властям или сами сажали под арест.

В случае нападения на данную местность карательной экспедиции, организованной фашистской милицией, местная полиция в лучшем случае держала „благородный" нейтралитет, обычно же оказывала всемерную поддержку погромщикам. Поведение местных властей проявлялось особенно ярко во время выборов, когда фашистской милиции удавалось иногда держать в осаде целый округ и наводить панический ужас на население до тех пор, пока выборы не кончались в их пользу.


И все же,  надо отдать справедливость энергии и изобретательности руководителей фашизма,  они сумели использовать для увеличения своей популярности в стране и некоторые психологические особенности итальянского народа, как например, его любовь к красивым и пышным зрелищам;

В фашистской милиции самое деление на „легионы" и „центурионы" было заимствовано из римской армии. Честь отдается фашистскими воинами и начальниками тоже по римскому образцу. Фашисты перенесли в свою милицию все, что было театрального и напыщенного в римской армии. Знамена и значки отдельных мелких частей („гайярдетти") всегда пестры и привлекают взоры зевак. Музыка играет исключительную роль „в походах" фашистов, равно как и дикие воинственные и не всегда понятные выкрики. Черные рубашки, в которые одеты фашистские воины, должны представлять собою одновременно эмблему простоты, скромности и суровой решимости.

Фашисты  нужно признать  большие мастера на всякие театральные представления, смотры, пышные маневры и т. д. Их парадные выступления резко отличаются от будничной погромной работы,  и в тот самый момент, когда гденибудь в глухой деревушке они избивают беззащитных членов крестьянской лиги, часто вымазывая после экзекуции их лица сажей и водя несчастных с веревкой на шее по главным улицам селений,  они умеют организовывать пышные празднества где нибудь в Риме или Милане в ознаменование трехсотлетия со дня рождения Данте и декламируют на них трескучие стихи, в которых доказывают, что Данте был... провозвестником современного фашизма!