Подавление забастовочного движения в Италии

   Это жалкое правительство во главе с марионеткой Факта бесстрастно наблюдало, как фашисты всяческими насилиями заставляли уходить в отставку социалистических мэров. Фашисты  хвастали, что за последние полтора года им удалось путем избиений и всяких надругательств заставить сложить свои полномочия свыше 500 мэров социалистов, а если в каком  нибудь  городе или общине социалистический совет отказывался подать в отставку, фашисты  врывались силой в  помещение совета, револьверами и дубинками разгоняли  муниципальных советников, на место которых сажали своих. Мы не знаем ни одного случая, когда Правительством Факта были бы за это применены какие либо репрессии к фашистам.

Разумеется, жалкие болтуны из стана реформистов разыгрывали лишь неудачную комедию, уверяя, что они могут договориться с правительством Факта для общей борьбы с... фашистами. Впрочем, это было не только жалкой болтовней, но и позорной изменой.

С весны 1922 года почти вся деятельность фашистов была направлена на подавление забастовочного движения в Италии. Расправа с отдельными мэрами, социалистическими или коммунистическими депутатами не приносит, видимо, фашистам полного удовлетворения. Они хотят захватить влияние также в рабочей среде. С этой целью они не только вошли в фашистские синдикаты, но и инсценировали даже ряд фашистских забастовок.

Конец июля 1922 года показался Муссолини удобным временем для того, чтобы предпринять окончательный поход против рабочего класса Италии. Гнет фашизма, с одной стороны, локауты, безработица и все растущая дороговизна, с другой, побудили рабочий класс резким выступлением добиться хоть некоторого улучшения своего невыносимого положения. К тому времени в рабочей среде становилась популярной идея единого фронта. Под именем „Союза труда" была образована временная коалиция рабочих партий, в которую вошли социалисты, коммунисты, Всеобщая Конфедерация Труда, часть анархистов и республиканцев. Эта коалиция решила сначала предложить правительству Факта положить конец позорной безнаказанности фашистов и воздействовать на них в смысле прекращения фашистского террора. Правительство ответило уклончиво. Тогда центральный комитет Союза Труда постановил объявить всеобщую забастовку в Италии. Муссолини, узнав об этом решении, не нашел необходимым скрыть своей радости. В нем проснулась не только душа ренегата, но и опытного провокатора. Он сказал: „Пусть они сделают забастовку! Это как раз то, что нам нужно. Мы нанесем им окончательный удар. Мы готовы".

Объявление забастовки послужило началом гражданской войны, закончившейся победой фашизма. Несмотря на разгром целого ряда рабочих организаций и ту панику, которая была внесена в рабочую среду фашистским террором, лучшие элементы революционеров Италии все же питали надежду, что им удастся успешно довести до конца забастовку. Эти надежды казались близкими к осуществлению в первые дни. Ненависть к фашистскому гнету зажгла энтузиазмом мужественные сердца передовых рабочих, которых фашистские преследования могли только закалить в борьбе. Были дни, когда казалось, что забастовочное движение охватит всю страну. Впервые за три с половиной года фашистского владычества революционеры могли, наконец, показать фашистам, что они не являются единственными хозяевами в стране. По-прежнему, однако, реформистские вожди и плетущиеся за ними массы оказались для названного блока тяжелым балластом, потопившим судно.