Подъем рабочего движения

Что касается рабочего класса Италии, то война принесла с собой временное улучшение общего его положения. Хотя эмиграция почти прекратилась, но так как армия поглотила огромное количество народа, то мертвая петля безработицы несколько оказалась разжатой. Заработная плата значительно поднялась, хотя, разумеется, рабочим попадали лишь небольшие крохи от неимоверных барышей капиталистов. Вместе с тем, империалистская война, не бывшая популярной даже среди всей итальянской буржуазии, а только той части ее, которая находилась под влиянием антантовских банков и субсидируемых ими газет, в значительной мере способствовала просветлению сознания рабочего класса. Но период крайнего напряжения рабочего движения в Италии совпадает с концом войны. Нужно сказать, что вообще в Италии, по сравнению с другими европейскими странами, эволюция рабочего класса совершилась с исключительной быстротой. Рост синдикального (профсоюзного) и социалистического движения отнюдь не соответствовал степени развития итальянской промышленности. Зато следует признать, что искусственное оживление промышленности во время войны нашло себе некоторое отражение в несколько поверхностном характере самого рабочего движения в Италии. С начала текущего столетия рабочее движение в этой стране разъедалось двумя тяжкими болезнями: большими успехами реформистов, старавшихся отклонить рабочее движение с пути непримиримой классовой борьбы, и сильной разобщенностью крайних элементов рабочего класса (анархистов, синдикалистов и максималистов, а впоследствии — и коммунистов) между собою, затруднявших создание единого фронта против капиталистов.

Этими друмя болезненными явлениями в рабочем движении Италии и обусловливается отчасти тот головокружительный успех, который выпал на долю итальянского фашизма и привел его, в конце концов, к захвату государственной власти. К своему поражению рабочее движение Италии шло, однако, длинным, извилистым путем.

Конец войны неизбежно должен был принести оживление классовой борьбы Италии, ибо то, что было только предположением в устах социалистических агитаторов и пропагандистов, предупреждавших о гибельных последствиях войны для трудящихся масс стало фактом. Война не принесла Италии того, что ей обещали сторонники вмешательства в империалистскую бойню. Даже они, призывавшие рабочих итти на фронт во имя патриотических задач спасения Италии, должны были признать, что никакого экономического облегчения война не принесла.

Они объясняли это лицемерным поведением союзников, нагло обсчитавших Италию при дележе. Но более передовые ряды рабочих понимают, что дело здесь не только в коварстве союзной дипломатии, но и глубокой классовой подоплеке каждой войны. Разочарование в результатах войны слилось воедино с мрачными предчувствиями и опасениями за будущее. Ни у кого не могло быть ни малейшей надежды на то, что капитализм может вывести Италию из тупика, созданного им же. Вместе с демобилизацией военной промышленности в воздухе вновь вырисовывался зловещий призрак безработицы. Рабочие пытались использовать период некоторого улучшения и материального благосостояния для того, чтобы обострить борьбу, но на верхах рабочего движения не все обстояло благополучно. Реформисты захватывали все больше и больше влияния и ставили на каждом шагу препятствия борьбе истинно революционных элементов пролетариата. Под влиянием реформистов социалистическая партия Италии отдавала огромнейшую часть своих сил и средств на парламентскую борьбу. Самый дешевый карьеризм свил себе гнездо в рядах социалистических вождей, принадлежавших, по большей части, к выходцам из мелкобуржуазной интеллигенции, не сумевшим достаточно успешно „пристроиться" в другой какой либо отрасли. (Впоследствии эти социалистические лидеры дали огромное число перебежчиков в лагерь фашистов).

Внешний успех реформистского социализма был весьма значителен. Реформистами были захвачены в большом количестве места муниципальных и общинных советов, в школах, кооперативах и народных домах. Тем временем начинали приобретать большое влияние рабочие синдикаты, которые вмешивались в производство и контролировали все ведение дела. Капиталисты вопили о том, что они задыхаются от этого засилья социалистов, жаловались на то, что рабочие организации штрафуют их, подвергают бойкоту и творят свой собственный суд над провинившимися в их глазах капиталистами. Буржуазные газеты проливали крокодиловы слезы по,, поводу того, что „быть капиталистом в Италии становится все менее и менее выгодным".