Расцвет фашизма

Начало 1922 года следует признать эрой наибольшего расцвета фашистского движения. Промышленный кризис, значительно усилившийся после войны, породивший безработицу, обесценивший итальянскую лиру, привел к экономическому обессилению и истощению рабочего класса. Промышленная буржуазия сочла этот момент весьма удобным для наступления на рабочий класс. Повсюду стали закрываться фабрики и заводы, а на предприятиях, продолжавших работать, велась ожесточенная борьба за отобрание у рабочих тех завоеваний, которых они добились в годы революционного подъема. В целом ряде промышленных городов капиталисты объявили локаут; везде производилась беззастенчивая чистка предприятий от революционных элементов. Фашисты проникли всюду. Речи их ораторов становились все более и более дерзкими.

Они аннулировали своими погромными действиями избирательные успехи социалистов в целом ряде городов и общин. Их влияние в парламенте выросло; они развили сильную конкуренцию с левыми партиями в рядах профессионального движения, принявшись за повсеместное насаждение желтых синдикатов. Не все ушедшие в фашистские синдикаты являются предателями рабочего движения. Это особенно можно было наблюдать в итальянской деревне. После разгрома ряда крупных крестьянских восстаний в итальянской деревне стал безраздельно царствовать фашистский террор. В некоторых местностях, как, например, в провинции Мантуи фашистам удалось восстановить крепостное право. Фашисты не удовлетворились этим. Они постарались внедриться в самую  гущу  повседневных интересов крестьянства и батрачества и в их отношения с местными помещиками и арендаторами, а также использовать в своих интересах временные противоречия между интересами трудящихся двух соседних областей. Фашисты прибегали, например, к следующим приемам: предположим, что в данной области объявлена забастовка сельскохозяйственных рабочих; помещики, разумеется, немедленно обращаются за содействием к фашистам.

Фашисты снаряжают карательную экспедицию и пытаются усмирить забастовщиков на месте, но если им это не удается, они в том же составе, на тех же помещичьих грузовиках, вооруженные при содействии ближайшего гарнизона, отправляются в смежные провинции, где не только нет забастовки, но где батраки жаждут работы. Они перегоняют этих батраков под собственным эскортом в ту местность, где происходит забастовка, и заставляют их играть роль штрейкбрехеров. Справедливость требует сказать, что не всегда в таких случаях фашистам приходилось прибегать к насилиям. Истощенные долгой безработицей, не видя никакого просвета, забитые батраки не всегда склонны были направлять свои мысли в сторону классовой солидарности. Таким образом, фашистам часто удавалось одновременно достигнуть двух целей: помещиков они избавляли от мрачных последствий сельскохозяйственной забастовки, а в глазах изголодавшегося безработного люда часто приобретали ореол бескорыстных благодетелей.