Разруха в Сицилии

Бессменно чередующиеся одно за другим итальянские правительства начинают свои декларации с обещаний в срочном порядке провести все необходимые реформы на юге, но обычно этими же обещаниями дело кончается. Палата принимает дюжины срочных законопроектов, отпускает сверхсметные кредиты, но... для Сицилии ничего не меняется. У того же Перно мы находим по этому поводу ряд характерных фактов:


„Весной 1920 г., проезжая из Палермо в Трапани, я разговорился в вагоне железной дороги с одним коммерсантом, направлявшимся в Марсалу который меня спросил: „А вы давно не были в Сицилии?" — „Двенадцать лет" — отвечал я—„Двенадцать лет только?—Как жаль! Вы, значит ничего нового у нас не найдете. Несколькими обещаниями больше несколькими надеждами меньше вот наш баланс. У нас, по прежнему, нет ничего: ни воды, ни шоссе, ни железных дорог, ни полиции, ни гигиены. Мы не сделали ни одного шага по пути цивилизации. И подумать только, что в Риме   имеются люди, упорно отстаивающие свои права на обладание новыми территориями или, по крайней мере, на протекторат над ними, претендующие на управление другими областями,  в гораздо меньшей степени итальянскими и к тому же гораздо беднейшими, чем наша, в которой нужно было бы так много сделать и в которой ничего не делают. Ах, если бы итальянское правительство сделало для Сицилии хотя бы десятую долю того, что французы сделали для Туниса"...

Мы не последуем здесь за дальнейшими рассуждениями Перно, ибо имеем все основания сомневаться в благодетельных последствиях французской цивилизации для тунисского населения. Приведем лишь наиболее красочные факты о Сицилии: в Алькало городе с 40.000 населением  представляющем собою центр винодельческого производства, до сих пор нет питьевой воды; то же самое в Кальтанисетте центре добывания серы. В 500 метрах от Кастро-Джиованни автор видел, как старуха с жадностью собирала в свой кувшин остатки грязной дождевой воды, сохранившиеся на склоне утеса. Дороги ужаснее, чем в Малой Азии: они содержатся в невозможном состоянии, чуть ли не на каждом шагу пересекаются стремительными потоками,., Унесенные этими потоками мосты никогда и никем не восстанавливаются. Некогда лесистые горы сейчас совершенно  обнажены, как скалы пустыни. Почти нигде нет регулярного почтового сообщения...

Местная промышленность влачит самое жалкое существование. В мелочных лавках Палермо или Сиракуз продаются овощные консервы с английской маркой. Во всей Сицилии в 1920 г. был только один завод, занимавшийся добыванием и обработкой лимонной кислоты (в Германии их было 10), а между тем по количеству произрастающих в ней лимонов Сицилияпервая страна в мире"...

Если прибавить к этому почти полную безграмотность беднейшего населения, невежество, царящее и среди остальных слоев его, ловко эксплоатируемых  католическим духовенством, то мы легко поймем, как современный экономический строй  Италии, в котором сохранились самые примитивные формы  эксплоатации, свойственные самым отсталым странам с патриархально земледельческим хозяйством, сумел превратить благословенный сицилийский рай в ад для местного населения, несмотря на его безграничную выносливость и трудолюбие.