Рост городской индустрии в Италии

Однако, покровительственная политика итальянского правительства по отношению к городской индустрии дала весьма заметные результаты уже к концу истекшего столетия, выразившиеся в ее лихорадочном росте. Но, разумеется, этот искусственный рост мог особенно усилиться лишь в начальный период мировой войны. Вот несколько цифр. Только за 4 года, а именно в период между 1м января 1914 г. и 1м января 1918 г.  в Италии возникло 520 новых акционерных компаний. За тот же период основной капитал промышленных предприятий возрастает на 2 миллиарда лир. Федерация промышленников, образованная с целью защиты интересов крупной индустрии, путем давления на экономическую политику правительства, насчитывала в апреле 1918 г. около 400 крупных объединенных компаний. Впереди всех остальных отраслей городской индустрии, как это всегда бывает во время войны, разумеется, шла металлургическая промышленность.

Разбухшая в разгар самой войны и вскормленная выгодными казенными заказами и субсидиями, металлургическая промышленность Италии—это балованное дитя итальянского правительства, особенно тех его кругов, которые находились в сфере непосредственного влияния Антанты и ее дельцов, получила возможность не только экстенсивного расширения, но и значительного улучшения системы производства, внутреннего оборудования .  

Одного примера будет достаточно, чтобы обрисовать колоссальный рост отдельных промышленных предприятий в этой отрасли во время войны. Пользующаяся до сих пор исключительным расположением правительства, металлургическая фирма „Ансальдо" (принадлежит бр. Перроне) сумела в течение 1917 г. увеличить свой основной капитал с 30 до 100 миллионов лир, в 1918 году со 100 до 500 милл . лир. О ростовщических барышах всех этих разбухших во время войны предприятий и не приходится говорить. Итальянские „акулы" военного времени перещеголяли в этом отношении капиталистов всех остальных европейских стран. Процессы о незаконных поставках, мошенническом счетоводстве, казнокрадстве, сокрытии прибылей и т. д. не прекращались в Италии до 1922 года, и только когда патриот и вождь фашизма Муссолини, взявший под сзою высокую руку всех мошенников, эксплоататоров и казнокрадов, очутился у власти—он заставил специальную комиссию, занимавшуюся расследованием их темных делишек, прекратить свои работы.

Само собою разумеется, что непосредственно за спиной скороспелых „королей" итальянской металлургической промышленности стояли банки, прилагавшие все усилия к тому, чтобы число дутых предприятий в Италии росло. Им важно было только сорвать колоссальные барыши, нисколько не задумываясь над тем, какую картину будет представлять собою промышленная жизнь Италии после демобилизации.

К экономическим мотивам примешивались и чисто политические. В банковском деле Италии открыто конкурировали между собою обе коалиции воевавших держав. В то время, как влияние антантовских (особенно французских) капиталистов проникало в Италию через посредство известного «Учетного банка», германский капитал действовал через ,.Коммерческий банк", находившийся под особым покровительством тогдашнего премьера Джиолитти, чем и объясняется сопротивление, оказанное им первым попыткам втянуть Италию в войну.