Убийство Маттеотти

Следует отметить, что оппозиция различным образом реагировала на убийство Маттеотти. Все демократическо-буржуазные партии, вплоть до социалистов-соглашателей, решили ответить на убийство Маттеотти бойкотом парламента впредь до возвращения страны к конституционным гарантиям. Эти партии сорвали объявленную, по предложению коммунистической партии, забастовку. И до сих пор этот раскол продолжает делить антифашистскую оппозицию Италии на два резко обособленных лагеря. В то время, как рабочее крыло оппозиции убеждено в том, что пролетариат Италии должен свести свои счеты с кровавым фашистским режимом за стенами парламента,  буржуазно-соглашательская часть оппозиции намерена свести эти счеты в стенах парламента, при первом удобном случае перейдя от бойкота палаты к органической работе в ее стенах.

Разумеется, это глубокое различие лежит не в различной оценке убийства Маттеотти, а в том коренном разногласии, которое вызвано непроходимой пропастью между устремлениями рабочего класса Италии и мечтами итальянской буржуазии. Заключительным звеном борьбы с фашизмом для первых является социальная революция Италии; что же касается буржуазных партий, то, как об этом недавно совершенно откровенно заявил лидер буржуазной оппозиции Амендола, ее гораздо больше страшит призрак социальной революции, чем фашизм.

Во всяком случае, политические последствия убийства Маттеотти явились для фашизма довольно серьезными. Они повели к полной изоляции фашизма от всех буржуазных партий. Вслед за убийством Маттеотти от Муссолини откололись и все национально  патриотические организации „союзы бывших участников войны", „инвалиды"  , насчитывающие в Италии сотни тысяч членов и пользующиеся огромным престижем в стране. Самым тяжким ударом для фашизма следует считать отход от него „бывших участников войны". Не надо забывать, что в свое время они были использованы Муссолини, как платформа для завоевания популярности в широких патриотических кругах Италии. Муссолини приложил все свои усилия к тому, чтобы внести раскол в эту организацию и не допустить ее разрыва с фашизмом. Однако, эти попытки закончились неудачно. В настоящее время фашистская партия и эти национально патриотические организации представляют собою враждебные лагери. Возможно, разумеется, что ценою небольших взаимных уступок они смогут опять объединиться, но это уже будет зависеть от ближайшей политической конъюнктуры в Италии. Тем временем и в рядах фашистской партии продолжается процесс расслоения. В момент, когда мы пишем эту главу, успех как будто бы на стороне крайних элементов, заставивших Муссолини взять твердый курс по отношению к оппозиции. Генеральным секретарем партии избран вождь крайних фашистов Фариначчи, взявший на себя официальную защиту главнейших убийц Маттеотти. После своего избрания этот господин имел наглость произнести речь, в которой заявил, что в настоящий момент все надежды оппозиции возложены на процесс Маттеотти, но этим надеждам не суждено оправдаться. Процесс Маттеотти, по словам Фариначчи, приведет лишь к возвеличению престижа фашистской партии и к видящему посрамлению оппозиции .


Ближайшее будущее покажет, правильно ли учел Фариначчи положение в современной Италии, порабощенной фашистскими бандами.