Укрепление индивидуализма фашистской молодежи

Если послушать Миссироли, прсле раскола, происшедшего в рядах социалистической партии, массы, охваченные разочарованием в социалиста ческой программе, стали искать новых путей борьбы Вот тут то и зародился впервые фашизм. Таким образом, Миссироли рассматривает фашизм, как результат поисков нового миросозерцания, которым занялись после событий 1919— 1920 года люди, разочаровавшиеся в социализме. По его словам, эти неустанные поиски нового мировоззрения и новых способов борьбы особенно болезненно переживались итальянской молодежью. Он упрекает взрослых в том, что они покинули молодежь в столь критический период. Война и революция внесли смятение в юные сердца, но юношам не с кем было говорить, не с кем было посоветоваться.

„А между тем, рассуждает Миссироли, жизнь не стояла на месте. Литературный и вообще духовный багаж нашей молодежи был слишком  недостаточен для того, чтобы, при помощи его, они могли справиться с бедой.  Достаточно было бы прислушаться к их разговорам в кофейнях, чтобы почувствовать, что в мозгах их происходит брожение, зарождаются какие-то новые идеи.  А, между тем, вся живая и здоровая сила нашей нации заключалась в этой молодежи. Разочаровавшись в социализме, чувствуя себя покинутыми буржуазией и непонятыми официальной культурой, эти юноши поспешили углубиться в себя самих". На смену коллективистическому мировоззрению, таким образом, по мнению автора, явилось укрепление индивидуализма.

„Но никто из нас не может долго жить в круге узкоэгоистических переживаний, заявляет М. Миссироли,— и потому все эти юноши, из которых многие с нетерпением ждали революции, но не дождались ее, резко повернули вспять к старым традициям и впереди всего поставили дело возвеличения нации".

Переходя, однако, к попыткам дать определение фашизма, Миссироли попадает в крайне затруднительное положение. Он не может подыскать подходящего определения этого движения. Он утверждает только, что одинаково ошибочно причисляв это движение к явлениям чисто идеалистического и романтического характера или считать фашизм „белой гвардией, состоящей на откуп  у крупной промышленности и банков". Найти истинную сущность его гораздо сложнее, ибо фашизм слишком  быстро развивается и слишком часто меняет окраску.

Тем не менее, Миссироли несколькими страницами ниже, дав описание славных подвигов фашистской молодежи во время подавления крестьянского восстания в Феррарском округе, сопровождает его следующими, весьма недвусмысленными, комментариями. Желая найти хоть некоторое извинение буржуазной молодежи, травившей собаками восставших крестьян и батраков, разорявшей их жилища, избивавшей их до полусмерти, а иногда и до смерти, своими дубинками, вводившей местами крепостное право и принудительное вступление в фашистские ячейки, Миссироли прибегает к сравнению жестокостей, совершенных обоими сторонами, т.е. бастовавшими батраками, отстаивавшими свои законные права, и нападавшими на них помещиками.