Зарождение фашизма в городах Италии

И, действительно, несмотря на скрытый саботаж вождей, итальянский рабочий класс в период 1918—1920 г. г. развернул блестящую страницу борьбы с хищническим капитализмом Италии. Волна забастовок прокатилась по стране. На выборах в городские и сельские, общины, а также в парламент, социалистическая партия одерживала все больший и больший успех. Рабочие синдикаты неотступно преследовали свою борьбу за уменьшение рабочего дня, увеличение заработной платы и контроль над производством, с наиболее сильного напряжения классовая борьба в Италии достигает в августе—сентябре 1920 года. В ответ на требования, предъявленные синдикатом металлистов, известная автомобильная компания „Фиат" ответила отказом. Отказ сопровождался угрозой локаутом. В ответ на эту угрозу рабочие объявили забастовку, охватившую почти всю металлургическую промышленность севера и приведшую, в конце концов, к захвату рабочими в этих городах фабрик и заводов.

Победа пролетариата в России и завоевания Октябрьской революции к тому времени нашли себе живой отклик в Италии. Несмотря на влияние реформистов, отношение рабочих масс к Октябрьской революции было восторженным. Восставшие рабочие постарались использовать опыт нашего Октября во время захвата фабрик. Первым долгом они организовали охрану самих фабрик и имевшихся у них запасов сырья. Затем, организовали обмен сырьем между отдельными фабриками и заводами; сговорились относительно общей работы с высшим техническим персоналом предприятий, который, не в пример русской интеллигенции, почти поголовно выразил желание работать рука об руку с пролетариатом; был также организован прием заказов от разных ведомств и частных лиц. Одним словом, были приняты все меры к тому, чтобы захват фабрик и заводов не послужил даже на первых порах причиной промышленной разрухи в стране. Но, к сожалению, весь этот опыт длился недолго. Тогдашний премьер

 Джиолитти, прославившийся своим предательским отношением к рабочим, при открытом содействии реформистов-социалистов сумел сорвать движение, привлекшее к себе внимание всего мира и обещавшее великолепные результаты. Как только движение охватило ряд фабрик и заводов, Джиолитти задумал свой искусный план, решив на первых порах не прибегать к насилию. Все дело захвата фабрик и заводов сопровождалось лишь незначительным числом вооруженных столкновений между представителями власти и рабочими.

Джиолитти избрал другой путь длительных переговоров и закулисных махинаций. С одной стороны, получив поддержку в лагере реформистов, употреблявших все свое красноречие на то, чтобы доказать рабочим безрассудство затеянного ими дела, он сумел заставить рабочих согласиться на обещанный им контроль над производством, как на лучший исход разыгравшейся борьбы. Время же, ушедшее на переговоры и интриги, Джиолитти не терял даром. Он использовал его для усиления в срочном порядке военнополицейского аппарата Италии и, таким образом, когда дело дошло до окончательной стадии переговоров, рабочие увидели себя вынужденными итти на соглашение с предпринимателем, ибо стоящее на их стороне правительство оказалось к тому времени уже значительно сильнее их.

Сорванное при помощи провокационной деятельности реформистов движение августа — сентября 1920 года и может почитаться началом упадка рабочего движения и одновременно моментом зарождения итальянского фашизма в городах. Но вожди фашизма хорошо учитывали то обстоятельство, что в городах Италии им придется иметь дело с гораздо более сознательным и организованным противником, чем крестьянство в деревнях. Они поняли, что в городах им придется проделать громадную „работу" по разгрому крупных пролетарских организаций. Они понимали, что только совершенно обескровленный пролетариат Италии позволит им распоряжаться в Италии, как в завоеванной стране. И они начали это дело разгрома городских рабочих организаций, прикрываясь в первый период своей деятельности флагом итальянского национализма.