Земледельческая Италия - колыбель фашизма

И все же колыбелью фашизма, который, сбросив свою патриотическую маску, к 20 м годам уже превратился в откровенную „милицию класса упорно защищающую классовые привилегии капиталистов, следует признать земледельческую Италию, где классовые разногласия обозначались гораздо явственнее и резче, чем в городах.

Тот, кто не интересовался специально Италией, вряд ли может подозревать, что эта прекрасная страна, над которой раскинулось вечно лазурное небо, страна, являющаяся колыбелью классической поэзии и искусства, куда стремятся путешественники со всех концов  земли отличается с социально-экономической стороны удивительно-сложной структурой и представляет хитросплетенный клубок самых разнообразных форм хозяйственных отношений. Вообще, все народное хозяйство Италии представляется каким то причудливым скрещением совершенно  различных, порою весьма отдаленных одна от другой, стадий экономического развития человечества.

По данным официальной переписи за 1911 г из 267а миллионов итальянцев старше 10 летнего возраста более 9 миллионов жили земледелием, в то время, как фабрично заводская промышленность поглощала меньше 5 миллионов, а торговля меньше 1 миллиона. Лихорадочный рост отдельных отраслей промышленности во время империалистической войны несколько изменил эту пропорцию, но все же и теперь земледелие продолжает занимать первое место в ряду основных занятий взрослого населения Италии. Среди земледельческого населения Италии следует различать три основные группы: землевладельцев, арендаторов разных калибров и сельскохозяйственных рабочих. Что касается первой группы, годы войны в Италии вызвали в ней приблизительно такие же внутренние изменения, как и во Франции и ряде других европейских стран. Число мелких земельных собственников выросло за счет крупных помещиков, но, по прежнему, на юге Италии попадаются огромные латифундии, принадлежащие богачам помещикам, среди которых есть немало постоянно проживающих за границей и никогда от роду не видевших своих владений. Зато на севере и сев. востоке Италии число земельных собственников значительно выросло.

Италия является не только земледельческой страной по преимуществу, но и страной, в которой до сих пор оказываются удивительно живучими самые отсталые формы землевладения..Так, среди второй группы земледельческого населения фермеров или арендаторов мы находим гораздо большее число половников (отдающих владельцу земли, вместо арендной платы, половину урожая зерна, плодов или овощей), чем фермеров, связанных с владельцем денежным арендным договором. По статистическим сведениям, собранным в 1911 г., денежных арендаторов в Италии насчитывалось 700 тысяч; половников —1.600 (цифры несколько округлены). Половников в Италии называют „меццадри". Эти „меццадри", разумеется, в свою очередь по степени экономического благосостояния делятся на несколько групп. Наиболее кряжистые элементы из них стараются, как можно скорее, избавиться от вечной зависимости от своего помещика и, купив земельный участок, превратиться в мелких собственников.

Крупные арендаторы (особенно на юге Италии), снимающие у владельцев латифундии все его земли целиком и переуступающие ее в аренду мелким фермерам или крестьянам, называются „габелотти". На юге эти „габелотти" прославились особенно беззастенчивой эксплоатацией   крестьян и батраков. Постепенно им удалось образовать обширный подкласс, по своим социальным признакам сходный с нашим крупным кулачеством. В период революционных бурь, время от времени охватывавших Италию, этот класс зажиточных арендаторов всегда занимал враждебную позицию по отношению к беднейшему, безземельному крестьянству и батрачеству.