Санитарно-эпидемиологический надзор

Этот показатель отли­чается относительным постоянством, хотя в некоторых регионах его значения гораздо выше; например, по данным органов в Миссисипи черные женщины делают около 72 процентов от общего количества абортов. В масштабе всей нации на 1000 беременностей у черно­кожих американок 512 беременностей заканчиваются абортом57. Достаточно показателен факт, что примерно 80 процентов всех центров абортов Амери­канской федерации планирования семьи располагается в местах проживания этнических меньшинств. Современные либералы осуждают Билла Беннетта, рассуждающего о последствиях убийства нерожденных чернокожих детей; но при этом они приветствуют убийство нерожденных чернокожих детей, которое реально имеет место, и осуждают его за противодействие этому убийству. Конечно, ортодоксальные евгенисты тоже были нацелены на «слабоумных» и «бесполезных предателей хлеба», относя к ним в первую очередь умственно отсталых, необразованных, недоедающих и в конечном итоге преступников- рецидивистов. Что касается нынешних «слабоумных», влиятельные голоса слева теперь призывают убивать «дефективных» в начале и в конце жизни.

Среди них выделяется голос Питера Сингера, известного как самый выдаю­щийся современный философ и мировая величина в области этики. Профес­сор Сингер, который преподает в Принстонском университете, утверждает, что ненужных детей и детей-инвалидов следует убивать из «сострадания». Он также утверждает, что жизнь пожилых людей и других членов общества необходимо прерывать, когда они становятся обузой, а их существование - бессмысленным.

 
Он  не пытается замаскировать при помощи эвфемизмов свое убежде­ние, что убийство детей может быть оправданным, о чем свидетельствует его эссе под названием «Убийство младенцев не всегда есть зло» (и его мнение вовсе не глас вопиющего в пустыне; его взгляды пользуются популярностью и уважением во многих научных кругах)58. При этом данная точка зрения не вы­звала ни единого возражения у представителей левых сил (за исключением Германии, жители которой очень хорошо помнят, к чему приводит такая ло­гика). Конечно, далеко не все либералы согласны с рекомендациями Сингера, но они не осуждают его в отличие от, например, Уильяма Беннетта. Возможно, они видят в нем родственную душу. Современные либералы не испытывают особой неприязни к расовым мень­шинствам (вот большинство - это совсем другое дело). Они, пожалуй, даже симпатизируют им, относясь к ним очень лояльно.

Расовые представления либералов основываются на том, что принадлежность к черной расе сама по себе признак исключительности. За последние почти 40 лет массовая индустрия развлечений прославила фе­номен «сверхъестественного негра» (по определению журнала National Review) Ричарда Брукхайзера. С учетом того, как чернокожие изображались в прошлом, желание художников с избытком компенсировать этот перекос вполне объясни­мо. Но это более глобальная культурная тенденция, которая также охватывает сферу политики. Совещание чернокожих членов Конгресса, которое по большо­му счету представляет собой пестрое собрание политиков, придерживающих­ся крайне левых взглядов, называет себя «совестью Конгресса» просто в силу своей расовой принадлежности. Белые либералы с готовностью соглашаются с этой точкой зрения, отчасти из чувства вины, отчасти вследствие достаточно циничного расчета на славу в качестве добровольных защитников «черной Аме­рики». Но большинство как белых, так и черных либералов разделяют мнение, что чернокожие на самом деле в некотором смысле «лучше».