Доктринерский марксизм-ленинизм

 

Он определял фашизм как «наиболее ре­акционную и открыто террористическую разновидность диктатуры финансо­вого капитала, установленной империалистической буржуазией для того, что­бы сломить сопротивление рабочего класса и всех прогрессивных элементов общества». Троцкий, поклонник Муссолини, признавал, что фашизм - «дви­жение плебейское по своей сути», но при этом оно всегда «направляется и фи­нансируется влиятельными капиталистическими кругами»5. Такое толкование было предопределенным, поскольку к 1920-м годам коммунисты уверовали в то, что они являются свидетелями значительно запоздавшего краха капи­тализма.

В соответствии с пророчествами Маркса предполагалось, что капи­талисты не просто исчезнут с наступлением новой социалистической эпохи, а будут бороться за свои интересы. Когда фашизм в Италии оказался успеш­ным, провидцы-коммунисты просто заявили: «Свершилось!». На IV конгрес­се Коминтерна в 1922 году, менее чем через месяц после «похода на Рим» (задолго до консолидации власти в руках Муссолини), собравшиеся вместе коммунисты признали эту интерпретацию правильной, почти не вдаваясь в детали данного вопроса.

Слух о том, что их бывший товарищ предал движение за «тридцать сребре­ников», который распространили побежденные итальянские красные, сделал этот миф еще более правдоподобным. Убежденные в том, что только они одни были на стороне народа^ красные отвечали на каждое политическое поражение вопросом:  «Кому это выгодно?». Подразумевалось, что это было выгодно правящим капиталистам. Таким образом, слово «фашизм» стало упо­требляться сплошь и рядом в качестве ярлыка для обозначения «отчаявшихся капиталистов».