Химические компании проявили себя лояльными к нацистам

 

 

 Такие методы получили широкое распространение в нацистской Германии. Сталелитейные компании, проявлявшие все меньше желания пля­сать под дудку нацистов, настаивали на дополнительных мерах по защите их автономии. В результате химические компании проявили себя лояльными по отношению к нацистам и забрали государственные контракты у сталелитейной промышленности. Большинство компаний подобны пчелиным ульям. Если правительство не беспокоит их, они не беспокоят правительство.

Если правительство вмешива­ется в бизнес, рои пчел летят в Вашингтон. Но все чаще в качестве «лекарства» от проблемы с пчелами либералы используют большую палку, которой они колотят по улью. Существуют сотни представителей, лоббирующих интересы медицинских компаний применительно к конкретным заболеваниям, специаль­ностям и методам лечения, при этом каждая из этих компаний тратит огромные средства на прямое и опосредованное лоббирование и рекламу. Знаете ли вы, представители какой медицинской специальности не расходуют почти ниче­го? Ветеринары. Почему? Потому, что Конгресс практически не занимается регулированием этой отрасли35. Почему фармацевтическая промышленность выделяет столь значительные ассигнования на политиков и инспекторов, вы­ступающих в качестве лобби? Потому, что их деятельность контролируется правительством настолько плотно, что они не могут принять ни одного важно­го решения без разрешения Вашингтона.В связи с ростом и расширением полномочий правительства, обращающихся к нему с ходатайствами. В 1956 году в Энциклопедии ассоциаций значилось 4 900 групп компаний. На сегодняш­ний день их уже более 23 тысяч.

Следует иметь в виду, что Джон Коммонс, титан либеральной экономики, почти 70 лет назад высказал мнение о том, что рост влияния торгово-промышленных ассоциаций сделал нашу политическую систему фашистской! Конечно, не все эти группы являются формальными лоб­бистскими организациями, но все они тем или иным образом взаимодействуют с правительством или представляют его интересы. Между тем общее количе­ство зарегистрированных лоббистов в США утроилось с 1996 года, причем только за последние пять лет оно увеличилось в два раза. На момент написа­ния этой книги в Вашингтоне было примерно 35 тысяч зарегистрированных лоббистов. С 1970 по 1980 год, когда было создано 20 новых федеральных агентств, число юристов в Вашингтоне увеличилось примерно в два раза и со­ставило приблизительно 40 тысяч. Эти цифры не дают полного представле­ния о реальных масштабах данного явления. Столицу США наводнили фирмы в области связей с общественностью, юридические фирмы, группы влияния и «мозговые центры», занимающиеся «косвенным» лоббированием прессы, общественных деятелей, членов Конгресса и других организаций для созда­ния более благоприятной «среды для решения вопросов».

Когда один из моих друзей-лоббистов приглашает меня в пивной бар, он называет это «програм­мой помощи третьим лицам». Корпорации давно обзавелись офисами в Вашингтоне, но раньше они счи­тались захолустьем, местом, куда вы посылали Теда, если его пьянство соз­давало слишком много проблем, или отправляли Фила провести оставшееся время до выхода на пенсию. Теперь это огромные и очень профессиональные организации. В период с 1961 по 1982 год количество корпоративных офисов в Вашингтоне увеличилось в 10 раз. Оклады корпоративных лоббистов растут экспоненциально в течение последнего десятилетия.