Позитивная дискриминация

В основе нашей системы «дележа добычи» по расовому признаку ле­жит. Прошли те дни, когда позитивные действия оправдывались только благодаря заявлениям Линдона Джонсона о необходи­мости помогать черным или «исправлять историческую несправедливость». Следует заметить, что эти аргументы до сих пор не потеряли актуальности для многих либералов, и это делает им честь. Но эти принципы стали частью более глобальной идеологии мультикультурализма, и теперь либералы при­бегают к риторике «расового вреда», заявляя, что позитивные действия необ­ходимы для «возмещения» причиненного черным ущерба только тогда, когда эти действия оказываются под угрозой.

Такой подход служит волнорезом для огромной коалиции угнетенных, которая готова встать под те же знамена, сде­лав главный постулат о праве черных на реализацию программы масштабных культурных и политических изменений девизом каждой входящей в нее катего­рии. Поскольку черные нуждаются в особом отношении, коалиция оказывает­ся вправе проводить свою политику по принципу «и мы тоже». В государстве, основанном на «дележе» по расовому признаку, такая трагедия для простых людей была неизбежной. Вслед за черными феминистки также потребовали особого отношения. Эту же модель взяли на вооружение испаноязычные пред­ставители левых сил. Теперь гомосексуалисты утверждают, что они во всех отношениях представляют моральный эквивалент чернокожих. В конце кон­цов количество угнетенных увеличилось настолько, что потребовалось новое обоснование: «мультикультурализм».