Прогрессивная экономическая система была фашистской

 

Достаточно взглянуть на Кроули, чтобы понять, что прогрессивная экономическая система была фашистской по сво­ей сути. Кроули с презрением относился к конкуренции. Правительственные меры против трестов были дурацкой затеей. Кроули считал, что, если корпора­ция укрупнилась настолько, что стала монополией, ее не следовало разделять; скорее, ее следовало национализировать. «Крупный бизнес вносит огромный вклад в американскую экономику, чтобы повысить ее эффективность», - пояс­нял он. «Сотрудничество» было девизом Кроули. «Все цивилизованные обще­ства должны стремиться к замене методов ведения конкурентной борьбы на сотрудничество», - писал он. С философской и практической точек зрения Кроули выступал против самого принципа нейтрального господства права по отношению к бизнесу. Так как целью любого законодательства в конечном сче­те являлось обеспечение преимущества одних интересов над другими (точка зрения, возрожденная критически настроенными теоретиками в области права более чем столетие спустя), государство должно отказаться от принципа ней­тралитета, заменив его «национальной» программой, которая исходит из пре­имущества общественного блага перед личным.

Как мы уже знаем, Первая мировая война оказалась прекрасной возможно­стью для реализации программы Кроули. Крупный бизнес и администрация Вильсона сформировали Совет национальной обороны, который, по словам Вильсона, предполагал реорганизацию «всего механизма промышленности... наиболее эффективным способом». «Мы надеемся, - пояснял глава Hudson Motor Car Company Говард Коффин в письме к руководству компании Du Pont, - что нам удастся заложить основы для этой тесно сплоченной структу­ры, промышленной, гражданской и военной, которая, как понимает каждый здравомыслящий американец, имеет не меньшее значение для будущей жизни этой страны в мирное время и в делах торговли, чем в возможной войне».