Пропаганда "Нового курса"

Она направленна против «баснословно богатых злодеев» и им подобных напротив, была всего лишь попыткой Рузвельта вос­создать корпоративизм последней войны. Адепты «Нового курса» предлагали всем отраслям промышленности самостоятельно составлять кодексы «честной конкуренции», призванные регулировать их деятельность (во многих случаях такие предложения были ответом на соответствующие просьбы). Националь­ная администрация восстановления прикладывала еще больше усилий, при­нуждая представителей различных отраслей промышленности устанавливать единые цены и совершать иные сговоры.

Национальная администрация вос­становления утвердила 557 основных и 189 дополнительных правил, охваты­вающих примерно 95 процентов всех рабочих промышленых отраслей. Все эти меры всячески способствовали дальнейшему росту крупного биз­неса и подавлению мелких предприятий. Например, владельцы сетей кинотеа­тров писали правила таким образом, что частные кинотеатры фактически теря­ли свою долю рынка, хотя 13 571 из 18 321 кинотеатра в Америке находились в частной собственности.

Все больше мелких предприятий разорялись или по крайней мере оказывались в весьма невыгодном положении во имя «эффектив­ности» и «прогресса». Кодексы «честной конкуренции» для предприятий, тор­гующих хлопком, шерстью, коврами и сахаром, были скопированы («вплоть до последней запятой») с текстов соглашений торговой ассоциации, разработан­ных администрацией Гувера. И почти в каждом случае крупный бизнес оказал­ся победителем. «Практически во всех правилах, которые мы рассмотрели, - сообщил Кларенс Дэрроу в своем заключительном отчете по деятельности