Расовый эссенциализм

Не только богатые (и все чаще рожденные в других странах) черные не менее значимы, чем бедные; в настоящее время речь идет уже о том, что общение с черными само по себе действует благотворно. Такая политика унизительна и приводит к обратным результатам, поскольку она предполага­ет, что черные приходят в учебные заведения не как Том Смит и Джо Джонс, а как студенты с характерным для чернокожих мировоззрением.

Преподава­тели ждут от чернокожих студентов «черной точки зрения», и тех из них, кто отклоняется от обозначенной линии, снисходительные белые либералы (т. е. большинство преподавателей и представителей администрации), а также ис­полненные расовой гордости черные считают ненатуральными. Я побывал в десятках студенческих городков и везде видел одно и то же: чернокожие едят, общаются и живут вместе с другими чернокожими. Эта добровольная сегре­гация все отчетливее проявляется в политике университетов. Чернокожие об­разуют студенческое сообщество в рамках студенческого сообщества универ­ситета, государство в государстве. Как ни странно, но наилучшим способом наладить общение белых детей с черными и наоборот было бы уменьшение количества черных студентов или по крайней мере отказ от отдельных обще­житий для чернокожих. Таким образом, черные будут вынуждены интегриро­ваться в культуру большинства.

Хотя, конечно, интеграция в настоящее время по большей части относится к расистской доктрине. Вы могли бы сказать, что неправомерно сравнивать современную либе­ральную программу, призванную помочь представителям меньшинств, с ядо­витыми идеологиями фашизма и нацизма. И я согласился бы с вами, если бы речь шла о таких вещах, как холокост или даже «ночь разбитых витрин». Но на уровне философских обобщений мы говорим о категориях, определяющих гот или иной тип мышления. Оправдание какого-либо проступка на том основа­нии, что «это характерно для черных», с точки зрения философии ничем не отличается от высказывания «это типично для арийцев».