Сговор правительства с табачными компаниями

Пожалуй, наиболее показательным примером является сговор правительства с табачными компаниями. Следует напомнить, что в 1990-е годы табачные компании подверглись демо­низации за продажу «единственного продукта, который при правильном ис­пользовании гарантированно убьет вас». Билл Клинтон и Альберт Гор поста­вили на кон огромный политический капитал в своей войне против «большого табака». Эта борьба «правых» корпораций с прогрессивными реформаторами регулярно освещалась на первых страницах газет и в вечерних новостях. Ге­неральный прокурор штата Техас провозгласил, что «современная табачная промышленность войдет в историю наряду с худшими империями зла чело­веческой цивилизации». Кристофер Леманн-Хаупт высказал в New York Time Book Review предположение о том, что «только рабство перевешивает табак в числе главных проблем в истории Америки». Руководители табачных ком­паний были «самой преступной, отвратительной, садистской и вырожденной группой людей на земле», по словам одного широко цитируемого сторонника борьбы с курением

. Эта обстановка способствовала принятию неконститу­ционного постановления, в соответствии с которым представители «большо­го табака» соглашались выплатить 246 миллиардов долларов органам власти штатов. Почему табачные компании согласились с постановлением, которое стоило таких денег и вынуждало их размещать в средствах массовой инфор­мации рекламу, дискредитировавшую их продукцию, а также оплачивать об­разовательные мероприятия, призванные убедить детей не пополнять ряды их клиентов? Причина очень проста: это было в их интересах. Табачные компа­нии не только получили возможность урегулировать соответствующие судеб­ные иски; они купили согласие правительства на создание нового незаконного картеля. «Большой табак» поднял цены выше уровня расходов, предполагае­мых данным соглашением, обеспечив себе значительную прибыль.Небольшие компании, которые отказались выполнять данное постановление, по-прежнему вынуждены совершать значительные выплаты в.

Когда эти фирмы начали процветать, уменьшив долю рынка крупных табачных компаний, законодательные органы штатов вмешались, вынуждая их платить еще боль­ше. «Все штаты заинтересованы в снижении продаж... [табачных компаний, не выполняющих постановления] в каждом штате», - предупредил генеральный прокурор штата Вермонт своих коллег - генеральных прокуроров из других штатов. По сути, правительство создает такие условия, которые ущемляют ин­тересы мелких компаний в целях поддержания высоких прибылей «большого табака». Возможно, все это кажется вам вполне естественным.

Но в чем состо­ит рыночный подход в данном случае? Чем это отличается от корпоративизма фашистской Италии, нацистской Германии и Администрации национального восстановления Хью Джонсона?Вот истинная история крупного бизнеса от железных дорог XIX века и мясоконсервной промышленности во времена правления Тедди Рузвельта до возмутительного современного картеля «большого табака»: предположи­тельно правые корпорации тесно сотрудничают с прогрессивными полити­ками и чиновниками из обеих партий, чтобы вытеснить предприятия малого бизнеса, ограничить конкуренцию, обеспечить себе значительную долю рын­ка и выгодные цены и в целом выступают в роли «правительства по доверен­ности». Многие из «боевых интеллектуалов» в команде Кеннеди были биз­несменами, которые считали, что страной должны управлять надпартийные эксперты, которые могут поставить на службу правительству возможности деловых кругов путем размывания границы между бизнесом и государствен­ной властью. Крупный бизнес сплотился вокруг Линдона Джонсона, а не вокруг реального приверженца свободного предпринимательства Барри Гол­дуотера.