Следующий Американский рубеж

 

 

 

Предком всех таких «конечно же, является про­мышленная политика, призрак корпоративизма, воплотившийся в совре­менном либерализме. В 1960 году президент Кеннеди призывал к «новому партнерству» с корпоративной Америкой. В 1970-х годах Джимми Картер агитировал за «реиндустриализацию» в рамках нового «общественного до­говора» в целях преодоления «кризиса конкурентоспособности». Молодой помощник в администрации Картера по имени Роберт Райх начал свою ка­рьеру в качестве генератора политических неологизмов, создав такие яркие выражения, как «стимуляторы целевой аудитории» и «индикативное плани­рование». Позднее «атари-демократы» в очередной раз заявили, что «буду­щее» заключается в «стратегическом партнерстве» между государственным и частным секторами.  В 1980-е годы зависть к корпоративной Японии достигла невероятных размеров. Интеллектуальные потомки тех, кто боготворил Пруссию Бисмар­ка и министерство корпораций Муссолини, теперь очарованы министерством международной торговли и промышленности Японии, которое вскоре стало путеводной звездой просвещенной экономической политики.

Джеймс Фэллоус возглавил список звезд либеральной интеллигенции, таких, как Клайд Престо- виц, Пэт Чот, Роберт Каттнер, Ира Магазинер, Роберт Райх и Лестер Тэроу, объединившихся в поисках Святого Грааля «сотрудничества» между прави­тельством и деловыми кругами.Он  был одним из пионеров движения «третьего пути». Более того, Мик­ки Каус пишет, что риторика «третьего пути» является «самой раздражающей привычкой» Райха и его «характерным способом ведения спора». В 1983 году Райх написал книгу «Следующий американский рубеж» (The Next American Frontier), в которой он отстаивал «крайнюю разновидность корпоративизма» (по словами Кауса), где в обмен на «помощь в реструктуризации» со сторо­ны правительства представители деловых кругов «соглашались не увольнять нанятых ранее работников». Рабочие становились де-факто гражданами сво­их компаний в системе отношений, которая очень напоминала «Генеральные предписания» Круппа. В жутком отголоске итальянской фашистской корпо- ративистской мысли корпорации должны были «в значительной степени за­менить географические органы власти в качестве каналов государственной поддержки экономического и культурного развития».

Все социальные услу­ги здравоохранение, дневной уход, образование  должны были предо­ставляться работодателем. Все это было не только хорошо, но и неизбежно, потому что «коммерческие предприятия, по словам Райха, быстро становятся центральными посредническими структурами в американском обществе, за­меняя географические сообщества как источник социальных услуг и, по сути, средоточие общественной жизни». При этом почему-то оказывается, что в усилении власти корпораций над нашей жизнью заинтересованы не кто иные, как представители правых сил в экономике.