Управления рождаемостью

Однако чем это, по сути, отличается от провозглашенной Маргарет Сэнгер «религии», которая, по ее словам, призвана «умень­шить нагрузку на государственные фонды, связанную с затратами на уход... за детьми, которым суждено стать бременем для самих себя, своей семьи и в ко­нечном счете всей нации?»Речь здесь идет не о явном намерении либералов и не о логических объ­яснениях, посредством которых они вводят самих себя в заблуждение относи­тельно природы абортов. Скорее, делается попытка показать, что даже когда изменяются мотивы и аргументы, суть политики по-прежнему определяется ее последствиями. После того как холокост дискредитировал евгенику как та­ковую, ни евгенисты, ни их идеи не исчезли. Скорее, они затаились в таких областях, как планирование семьи и демография, и в политических движениях, подобных феминизму. Действительно, в определенном смысле современная Американская федерация планирования семьи в большей степени проникнута духом евгеники, чем замышлялось Сэнгер.

В конце концов Сэнгер презира­ла аборты. Она осуждала их как «варварство» и называла врачей, делающих аборты, «кровопийцами в обличье докторов». Аборты превращались в «гнус­ное убийство» и «уничтожение младенцев», которого не заслуживали даже от­прыски дегенератов. Поэтому забудьте о намерениях: смотрите на результаты. Аборты уносят больше жизней чернокожих американцев, чем болезни сердца, рак, несчастные случаи, СПИД и насильственные преступлениявместе взятые. Афроамери­канцы составляют немногим более 12 процентов населения, при этом на их долю приходится более трети (37 процентов) абортов.