Дело бывшего обер-штурмфюрера СС, Лукаша

Характерно в этом отношении дело бывшего обер-штурмфюрера СС, врача концлагерей в Освенциме, Равенсбрюке, Штутхофе, Заксенхаузене, Лукаша. Известно, что входе  большого Освенцимского процесса Лукаш был признан виновным как «пособник в убийстве» и приговорен к трем годам и трем месяцам тюремного заключения. В ответ на обжалование Лукашем вынесенного приговора Федеральная судебная палата в порядке ревизии отменила приговор на том «основании», что суд присяжных во Франкфурте-на-Майне якобы недостаточно проверил, не находился ли обвиняемый в состоянии «крайней необходимости», когда он производил отбор узников для уничтожения в газовых камерах. В июне 1970 года дело Лукаша вновь рассматривается судом присяжных Франкфурта-на-Майне. Лукаш обвиняется в пособничестве убийству 4 тыс. узников Освенцима путем проведения селекции.  8 октября 1970 г., ссылаясь на формулу о крайней необходимости в силу приказа начальника, суд выносит Лукашу оправдательный приговор. В обоснование суд указывает на то, что хотя объективно Лукаш и виновен как пособник в убийстве, поскольку в этом именно и состояла функция лагерного врача (функция — убийство!), однако субъективно он не имел свободы выбора и вынужден был выполнять «приказ».

Наряду с уголовно-ирагаовой концепцией о состоянии крайней необходимости в.силу приказа в -судебных процессах над нацистскими преступниками используется и особая уголовно-правовая дефиниция «об ошибке в запрете» (Verbotsirrtum). Речь идет о такой ситуации, когда обвиняемый ссылается в свое оправдание на то, что, выполняя преступный приказ, он будто бы не знал о запретном, противоправном характере своих деяний или ошибочно считал их правомерными. С мая 1969 по январь 1970 года в Любеке проходил процесс по делу о массовых уничтожениях евреев в гетто близ ли-товского городка Шауляй. Перед судом предстали Ганс Гевеке и его помощник Эвальд Виб. В отношении Гевеке суд вынес минимальный приговор — четыре года и шесть месяцев, с зачетом четырех месяцев предварительного заключения. Эвальда Виба суд присяжных освободил от наказания, прекратив дело. Характерно обоснование судом этого решения. В качестве исключающих вину обстоятельств суд сослался на то, что национал-социализм разрушил правосознание обвиняемого и последний из-за этого заблуждался относительно противоправного характера своих действий. Затем суд также принял во внимание и то обстоятельство, что обвиняемый уже находился в лагере для интернированных лиц и в период «денацификации» был осужден оккупационными властями к двухлетнему тюремному заключению и денежному штрафу в 20 тыс. марок. Поэтому суд, считаясь с тем, что обвиняемый «много пережил» и, кроме того, якобы «сочувственно относился к евреям», освободил Виба от наказания. Против такого «либерализма» суда свидетельствует тот факт, что прокуратура требовала для нацистского преступника Виба сравнительно сурового наказания в десять лет тюремного заключения с последующим лишением его гражданских прав сроком на шесть лет.

По аналогичным основаниям были оправданы в 1967 году обвиняемые врачи Аквием Ульрих, Клаус Эидрувайте и Генрих Бунке в первом франкфуртском процессе по делу о пособничестве в массовом уничтожении душевнобольных в больницах Вернебург и Зоннештам (Саксония) по системе «эвтаназия». Суд считал доказанным участие Ульриха в убийстве 1815 больных, Бунке — 4950 и Эпдрувайте — 2250. Тем не менее суд не мог исключить казавшийся ему очевидным факт, что три врача не сознавали противоправность своих действий. Позже, правда, именно несостоятельность этого до-вода послужила основанием для кассационного протеста и отмены приговора вторым уголовным сенатом Федеральной судебной палаты 7 августа 1970 г., с возвращением дела на новое слушание.

Аргументация суда, которой он пользовался в современный период, почти ничем не отличается от аргументации двадцатилетней давности. Вот как, к примеру, обосновал суд присяжных г. Амберга свое решение от 30 июня 1949 г. по делу о нацистских преступлениях в концлагере Флоссенбург. Оперируя формулой о «пособничестве в убийстве», суд выискивает к тому же следующие смягчающие вину обстоятельства: ранее не судился, «порядочный»; участвуя в расстрелах, действовал по приказу; хотел порвать с ОС, но не решался; «будучи по натуре неплохим человеком, обвиняемый был тянут в СС и потерял здравый разум, поддавшись национал-социалистскому дурману», «много пережил». На основании подобного рода соображений суды предельно смягчали меру наказания или вовсе освобождали от него.