Уголовная ответственность нацистских судей

В связи с начавшимися в Западной Германии первыми судебными процессами над нацистскими преступниками Радбрух обосновывал уголовную ответственность нацистских судей. Он выводил ее из своей концепции о высшем ранге «естественных прав» и в этой связи утверждал, что существуют «.объективные пределы повиновения судей закону». Он признавал за ними «право на сопротивление против оформленного законом бесправия» эту мысль, другой немецкий юрист Артур Кауфман писал уже в 1968 году, что «право — это сопротивление против бесправия».

Критикуя деятельность органов правосудия Западной Германии в процессах над нацистскими преступниками, бывший генеральный прокурор земли Гессен Фриц Бауэр комментировал это следующим образом: «Установление объективного состава квалифицированного убийства, а также и простого убийства в процессах против нацистских преступников в соответствии с позицией Радбруха не представляет трудностей. Даже если подчиненный и считал волю фюрера законом, все равно их действия носят объективно противоправный характер». Бауэр цитирует следующее высказывание Радбруха из статьи «Дискуссия о преступлениях против человечества», опубликованной в 1947 году: «Неужели же немецкий народ, включая преступников, лишился здравого смысла и не мог осознать, что на основании законов и приказов фюрера творилось «законное бесправие».

      В практике этого судопроизводства были случаи, когда бывшие нацистские судьи, обвинявшиеся в вынесении неправомерных приговоров, ссылались прямо на позитивистские концепции. Они утверждали в свое оправдание, что «судья профессионально обязан соблюдать и реализовать действительную волю закона, принести в жертву авторитарному правовому приказу собственное правосознание, опрашивая только, что есть право, и никогда,  а справедливо ли оно».

      Единоборство этих двух, казалось бы, трудно совместимых в сущности своей, правовых теорий — позитивизма и естественного права чисто внешне завершалось их примирением. Эта акция совмещения начал позитивного и естественного права была проведена и получила выражение в принципах и тезисах Основного закона ФРГ: возведение достоинства личности на пьедестал «естественного права», теория «правового государства», основанная на смешении позитивного и естественного путем отождествления закона и права. Совмещение этих теорий ограничивается лишь рамками конституционных деклараций. В силу определенных политических и идеологических аспектов практического эффекта оно не получило. Их формальное сосуществование остается парадной вывеской на правовом фасаде ФРГ, маскирующей тот факт, что это совмещение на самом деле имеет чисто идеологическое и политическое значение.